400 лет назад фасад несвижского костела Божьего Тела был расписан фресками

400 лет назад фасад несвижского костела Божьего Тела был расписан фресками

Росписи под штукатуркой храма реставраторы обнаружили в марте 2016 года. С тех пор специалисты «Белреставрации» успели сделать много удивительных открытий, которые станут сенсацией для историков и искусствоведов

Несвижский Фарный костел является выдающимся памятником архитектуры. Его построил в конце XVI века Джованни Бернардони по заказу князя Николая Радзивилла Сиротки. И он стал первой всецело барочной постройкой в Восточной Европе и второй – в мире. Копию несвижского костела – краковский костел святых Петра и Павла – Бернардони построил уже после белорусского храма. Фарный костел уникален благодаря своему богатому внутреннему убранству, а также подвалам, где расположена родовая усыпальница Радзивиллов.

PRAS.by""

А недавнее открытие белорусских реставраторов делает костел и единственным в своем роде. Наружные росписи на храмах – нетипичное явление для мировой культуры. Несвижский костел же расписан весь.

Не стена, а карта сокровищ

Художник-реставратор Юрий Шагун рассказывает: о том, что под штукатуркой костела что-то есть, было известно и раньше. Но никто и предположить не мог всего масштаба скрытых росписей! В феврале, перед плановым ремонтом храма реставраторы сделали первый зондаж (снятие штукатурного слоя), после чего поняли: обосноваться в Несвиже им придется надолго.

PRAS.by""

Сегодня прохожие недоуменно оглядывают знаменитый костел, удивляясь «непоследовательности» ремонтников. Вскрытая тут и там аккуратными, будто хирургическими, надрезами штукатурка обнажает старинные фрески. Порой четкие, а порой едва различимые даже взглядом профессионала.

«Мы как кладоискатели – иногда доверяемся внутреннему чутью и начинаем «копать»,  где оно подскажет», – говорит художник-реставратор. Именно так, с помощью особого реставраторского чутья Юрий Шагун обнаружил на одной из стен костела изображение геральдического символа рода Радзивиллов. Пока реставратором раскрыты только короны и ниспадающая мантия, но остальное не вызывает сомнений.

PRAS.by""

«Если обладаешь необходимыми историческими сведениями, знаешь композиционные приемы, то можешь предположить, даже не раскрывая всей фрески, какие элементы и где были расположены. Тем более что некоторые картины по сюжету, стилистике схожи с росписями, сделанными в Несвижском замке», – рассказывает реставратор.

По предварительным данным, Фарный костел расписывался дважды: в XVI веке была сделана графическая монохромная роспись, в XVIII-м – цветная. Делать выводы о том, кем и при каких обстоятельствах наносились росписи, специалисты не торопятся – прежде нужно полностью раскрыть фрески, а это скрупулезный и недешевый процесс.

PRAS.by""

Аккуратно действуя скальпелем, а где много слоев штукатурки - молотком и зубилом, реставраторы миллиметр за миллиметром обнажают рисунок. Причем не везде она отходит легко, но трудности специалистов не пугают: за плечами – реставрация полоцкой Спасо-Преображенской церкви, где один на другой были нанесены два слоя (!) живописи. Профессионалам «Белреставрации» удалось сохранить и восстановить их все.

Жемчужина в небе Несвижа

Обходя костел Божьего Тела по кругу, можно заметить раскрытую монограмму, часть иезуитского креста, плавный волнообразный орнамент под карнизом, элементы стершихся от времени надписей – видны только некоторые буквы. Даже пилястры – колонны-выступы – при ближайшем рассмотрении оказываются «мраморными», стилизованными средневековыми художниками под дорогостоящий камень.

PRAS.by""
PRAS.by""

Но встречаются и «пустые» зондажи. «Они не пустые! – говорит Юрий Шагун. – Видите углубления? Это так называемые графья – процарапанный на сырой штукатурке набросок рисунка, который задумал художник. Краска за столько лет стерлась, а след, свидетельство того, что тут что-то было изображено, осталось».

Самая удивительна фреска, раскрытая реставраторами, находится на фронтоне – в верхней части – северной стены. Желание увидеть «жемчужину» Фарного костела пересиливает боязнь высоты, и мы поднимаемся по лесам в небо.

PRAS.by""

Даже нетренированному глазу сразу заметны плавные очертания ангельских фигур. Время смыло краску, но не благость с женского лика. Когда я несмело уточняю, может ли здесь, на фронтоне, быть икона, реставратор качает головой: пока фасад не будет полностью раскрыт, с выводами торопиться не стоит.

Когда искусство – дело чести

Пока трудно предположить, когда мы сможем увидеть Фарный костел во всем отреставрированном великолепии. Во-первых, потому что работа у храма и даже за 120 километров от него идет полным ходом. На месте художники раскрывают фрески и укрепляют их перед осенним сезоном, а в Минске, в самом сердце «Белреставрации» специалисты проводят химический анализ составов, изучают исторические документы и делают чертежи.

PRAS.by""
Художницы-реставраторы Анастасия Гаращеня и Екатерина Имховик (слева направо)

«В реставрации сложно говорить о каких-то сроках. Одно цепляется за другое – процесс если не бесконечный, то приближенный к тому. Бывает, что под одними росписями обнаруживаются другие, и работа идет на новый виток», – объясняет начальник Минского реставрационно-художественного участка №1 Александр Михалевич.

Второе, что тормозит работу на Фарном костеле, – приостановка финансирования проекта. Когда оно возобновится – вопрос, который волнует самих реставраторов. К слову, многие из них работают лишь на собственном энтузиазме. Но «кладоискательский» запал они не теряют.

«Наши польские коллеги очень заинтересовались обнаруженными росписями и выразили готовность поучаствовать в реставрации. Так что не исключено финансирование проекта со стороны, – обнадеживает Александр Михалевич. – В любом случае, сейчас главная задача наших специалистов – укрепить росписи, чтобы вскрытие сохранилось до того времени, когда работа будет продолжена».

PRAS.by""
Фото:
поделиться в соцсетях