Ампутированная столица: как минчанам превратить каменные джунгли в уютный город

Ампутированная столица: как минчанам превратить каменные джунгли в уютный город

Цена градостроительных ошибок слишком велика, а обсуждение новых проектов с горожанами, увы, редко проходит конструктивно. Возможно, пришло время задействовать науку? Городская антропология помогает ответить на вопросы, что, где и зачем нужно строить

В сентябре 2016 года президент утвердил предложенный УП «Минскградо» план градостроительного развития столицы до 2030 года. Согласно документу, в ближайшие 10 лет город ждут не только расширение жилого сектора и строительство необходимых социальных сооружений, но и существенные перемены в центральной части города

Российский ученый и руководитель единственного на территории СНГ Центра городской антропологии КБ «Стрелка» Михаил Алексеевский считает: при планировании городского пространства нужно быть очень осторожным, иначе горожане просто не примут изменения.

Цена градостроительных ошибок

PRAS.by""

«Архитектор или градопланировщик как сапер – ошибается один раз. Потому что если построил что-то не то, шанс исправить это появится минимум через 100 лет, – пошутил антрополог на лекции фестиваля науки «Кстати», которая прошла в Минске. – К сожалению, профессионалы, которые отвечают за архитектурное оформление города, зачастую имеют дело не с конкретной местностью, а с чертежами и схемами. Сегодня архитекторы почти не посещают здания, которые спроектировали, а значит, не видят реальных людей и не чувствуют город».

Ученый приводит показательный пример, когда несколько лет назад в одном районном центре России решили построить современный Дом культуры. Проект был реализован, однако жители, к удивлению, отказались посещать здание. Более того, в народе Дом культуры получил дурную славу «проклятого места». Когда начали разбираться в причинах, выяснилось, что здание было построено на пустыре, где находились разрозненные захоронения советских солдат и который так и не получил статус военного кладбища.

Цена градостроительных ошибок слишком велика, поэтому специалисты по развитию городских территорий стремятся наладить коммуникацию с горожанами и привлечь их к обсуждению новых проектов. Однако вот парадокс: на публичных слушаниях конструктивный диалог получается крайне редко. Общественность обычно настроена критически к любым изменениям, и люди приходят на обсуждение с идеей чего-нибудь «не допустить» или что-то «отстоять». В частности, такая ситуация складывается в Минске, где в ноябре 2016-го начались общественные обсуждения градостроительного проекта детального планирования территорий, которые организует Комитет архитектуры и строительства Мингорисполкома. Напомним, когда в 2015 году на суд общественности выносился новый генеральный план города, дошло до того, что в качестве протеста горожане даже направили мэру резолюцию с требованием считать обсуждение несостоявшимся.

По мнению Михаила Алексеевского, градостроительные споры можно решить миром и даже с пользой для обеих сторон. Нужно только обратиться к науке.

Как ученые открыли Швамбранию

Городская антропология занимается исследованиями городского пространства, изучает историю города в комплексе с местным фольклором, проводит глубокие социальные опросы местных жителей. В Беларуси центров, занимающихся подобными исследованиями, пока нет. Хотя востребованность антропологических знаний становится все очевиднее. За один год российский Центр городской антропологии КБ «Стрелка» проводит более десятка прикладных научных исследований по заказам государственных структур и частного бизнеса. Их спектр широк – от определения доминант локальной идентичности города Бологое до поиска ответа на вопрос, почему москвичи так не любят Новый Арбат.

ReeadMoreBlock

Один из проектов был связан с Саратовом, где власти хотели построить парк. По итогам исследований ученые предложили идею тематического парка развлечений «Швамбрания». Он, помимо прочего, будил бы локальный патриотизм, ведь автор знаменитой детской повести «Кондуит и Швамбрания» Лев Кассиль – уважаемый в Саратове земляк. Еще одно предложение антропологов коснулось Кировского проспекта города, который, между прочим, был первой улицей в СССР, превращенной в пешеходную зону. «Жительница Саратова, с которой мы проводили интервью, рассказала о «кировских сквозняках» – проходных дворах, которыми можно было выйти на проспект Кирова. Оказалось, они имели большое значение для горожан, многие даже устраивали соревнования, кто больше «сквозняков» знает. Но в 90-е проходы начали закрывать заборами, из-за чего для многих город стал неуютным, – рассказал Михаил Алексеевский. – Открыть эти «сквозняки» – не такое уж затратное решение для властей, а его значение для города – огромное».

А что же Минск?

По мнению российского антрополога, минчанам стоит задуматься над тем, как сделать городское пространство более комфортным. «К примеру, ваша национальная библиотека – проект настолько же парадоксальный, как и московский Новый Арбат (В 60-е, когда прокладывали Новый Арбат, были снесены многочисленные исторические сооружения, включая комплекс Собачьей площадки. – Прим. авт.). Мнения он вызывает крайне полярные. Мне кажется, нужно думать о том, как интегрировать библиотеку в городскую среду. Очень важно придумать ее связи с окружающим пространством», – посоветовал ученый.

В основе диджитал-антропологии – анализ фотографий пользователей, туристов и местных жителей и того, как они снимают те или иные улицы. «Главный показатель хорошей городской среды – это большое количество мест, где делают селфи. Это значит, что люди воспринимают эти места города, как что-то хорошее. По фотографиям сразу становится понятно, что этот дом нравится многим, а другой – «мертвая зона», который не фотографирует никто», – говорит Михаил Алексеевский.

А как вы думаете, какими были бы результаты подобного исследования в Минске? Возможно, минчанам стоило бы инициировать такой проект. Если у вас есть интересные предложения по этому поводу, пишите в комментариях или на почту site@belchas.by.

Откуда не хочется уходить

О любимых местах Минска и изменениях в городе, которые вызывают сожаления, нам рассказал белорусский поэт, переводчик, журналист и коренной минчанин Артем Ковалевский.

«Те места, которые я могу назвать своими любимыми, не относятся к туристическим. Они, к сожалению, постепенно исчезают с карты города, но не из памяти», – сожалеет поэт.

PRAS.by""

«Одно из любимых мест – пригорок между Троицким предместьем и домом на набережной, где теперь дом Чижа. Когда-то там были двухэтажные деревянные гаражи, все было засажено старыми липами и ясенями. На этом пригорке стояла так называемая путешествующая скамейка и каждый, кто приходил, мог передвинуть ее на то место, куда ему хотелось: если был солнцепек, то под ясени, в холодные дни, наоборот, на солнце. Оттуда открывалась хорошая панорама на Свислочь и проспект. Каждый вечер там играли на гитаре, читали стихи… Это было очень уютное место, особенное для меня».

PRAS.by""
Фото Артема Ковалевского

«В центре города, между улицей Красной и проспектом, если зайти во дворы, можно увидеть старые гаражи, опять же двухэтажные, из кирпича и дерева. За гаражами была спрятана скульптура соцреализма из цемента 50-х годов – две пионерки, которые стояли на постаменте. Этот двор был будто бы машиной времени. Потом этих пионерок разрушили. Я даже сделал фотографию, которую назвал «Ампутация». Еще позже эта скульптура исчезла».

PRAS.by""

«На месте «Пассажа на Немиге» раньше было старое здание с уютными двориками – место, значимое для моего поэтического творчества. Помню, там рос шикарный куст боярышника. Сидя под ним, я написал стих «Кастрычніцкага з’есці глогу і раптам знікнуць уначы…». Раньше туда хотелось приходить, теперь, когда все изменилось, нет».

PRAS.by""

«Среди моих любимых мест – минские кладбища. Началось все с Московского. Будучи школьником, я бывал там, иногда во время уроков. Однажды учительница по белорусскому языку и литературе вычислила, что меня не было на занятиях. Я ей возразил, спросив, знает ли она, где похоронены Короткевич, Бровка. Она не знала, а я был только оттуда. На Московском кладбище похоронены белорусские писатели, но минчане туда редко приходят. А ведь там очень живописно».

PRAS.by""

«Если войти в Ботанический сад через боковой вход, то недалеко от него можно увидеть памятник академику, советскому физику Якову Борисовичу Зельдовичу. Как-то раз мне захотелось пройти в сад через этот служебный вход. Когда у меня попросили пропуск, я сказал: «Я в оранжерею к Зельдовичу Якову Борисовичу». Мне понимающе кивнули и пропустили. В Ботанический сад с помощью Якова Борисовича я ходил не раз».

поделиться в соцсетях