Белорусская Эльбрусиада: нельзя просто взять и сразу отправиться на Эльбрус

Белорусская Эльбрусиада: нельзя просто взять и сразу отправиться на Эльбрус

Сюда, в горы, нужно привозить политических деятелей, руководителей стран и больших организаций – в общем, тех, кто думает, будто управляет судьбами мира…

Начало пути

День второй

На следующей утро просыпаюсь, выхожу на крыльцо и правда обнаруживаю: я – в горах. Вот они, обступают ущелье со всех сторон. Одни еще щеголяют в снеговых шапках, другие демонстрируют местами голые, местами поросшие лесом склоны. Огромные, несокрушимые – их величие даже слегка подавляет. Сюда, в горы, нужно привозить политических деятелей, руководителей стран и больших организаций – в общем, тех, кто думает, будто управляет судьбами мира. Пусть бы посидели пару дней здесь, в ущелье, посмотрели на окружающие вершины и поняли настоящее место человека.

elbrusiada

Наш УМЦ (учебно-методический центр) «Эльбрус» расположен в ущелье Адыл-Су на высоте примерно 1 800 метров. Из него удобно совершать тренировочные восхождения – как говорят альпинисты, набирать высоту. Ведь нельзя просто взять и сразу отправиться на Эльбрус. То есть можно, конечно, но ничего хорошего из этого не получится, а вреда для здоровья может быть много. Люди, относящиеся к восхождениям серьезно, начинают с тренировок, каждый день поднимаясь все выше и выше.

Именно так поступим и мы, и сегодня наш первый тренировочный день: группа направляется в сторону перевала ВЦСПС, чтобы подняться до 2 600–2 800 метров. Я впервые надеваю тяжеленные ботинки, специальные брюки и куртку. Наш тренер и самый хозяйственный человек в группе Миша Мельников выдает мне трекинговые палки. Сначала мне кажется, что это лишнее, но позже я не раз скажу ему спасибо.

Переходим речку Адыл-Су, в которой желтая вода скачет по рыжим камням.

Говорят, что чем темнее камни, тем лучше здесь нарзан. Да-да, минеральные источники бьют прямо в реке, так что пить эту воду не только можно, но и полезно.

Но мне, честно говоря, не до нарзана и не до окружающих красот. Дорога уходит вверх, совершая плавные зигзаги, и я начинаю задыхаться практически с первых метров. Вообще-то я очень люблю ходить пешком и пройти 10 км для меня – милое дело, но набор высоты, оказывается, – совсем другое дело. Я с завистью смотрю на далеко ушедших вперед ребят – вот это тренировка! Несутся в гору чуть ли не рысью…

Рядом остаются Саша Годлевский и Влад Каган, которые по доброте душевной пытаются меня приободрить и рассказывают про виднеющиеся вершины: вот – пик Вольной Испании, а вот – Джантуган… С каждой связана какая-либо легенда или история восхождения, но я, если честно, больше думала о том, как усилием воли заставить себя еще раз переставить одну ногу, вторую, теперь палки, а теперь еще раз ногу…

Когда мы наконец добрались до альплагеря «Джантуган», меня не просто можно было выжимать – мною можно было помыть пол в довольно большой комнате.

Между тем это была даже не тренировка, а так – разминка перед ней. Дальше мы пошли по скользким камням и снегу, в который нога с легкостью уходила по колено, к подножию горы. Я осилила примерно треть видимого глазом склона и поняла, что подняться выше мне не помогут никакие усилия воли. Договорились, что подожду внизу. Смотрю, как ребята зигзагами – так ходят в горах – взбираются все выше, и вдруг слышу странный гул. Оборачиваюсь и вижу, как на противоположном склоне сходит лавина. Белая масса, все ускоряясь, устремляется вниз – зрелище завораживающее, но страшное.

У подножия горы, возле приюта «Очаг» меня встретил Махмуд:

– Что, твои дальше пошли? А ты устала? Заходи, чаем угощу.

Я не стала отказываться.

Здесь вообще отношения между людьми другие – более дружеские что ли, теплые.

Встретившись – на дороге ли, на склоне или в лагере – не ограничиваются простым «Зрасьте», а заводят хотя бы короткую беседу: откуда приехал, куда идешь и не нужна ли какая помощь.

Добрый Махмуд напоил чаем, предложил поесть, но главное, приютил в теплой комнате, ведь снаружи полил мелкий холодный дождь. Вскоре на склоне замелькали красные куртки возвращающихся ребят. В этот день они поднялись до 2 800 метров, я – примерно до 2 400.

Обратный путь дался мне несравненно легче, и я даже смогла оценить потрясающие виды, которые нас окружали. В тесном русле из огромных валунов ревет и пенится желтая река, с ветвей сосен, придавая им слегка фантастический вид, свисают нити мха, обманчиво пологие склоны, исчерченные полосками сошедших лавин и камней, возносятся ввысь и надо всем этим, кутаясь в белые облака, парят сахарно-белые вершины.

Дома, сняв ботинки, я обнаруживаю «браслеты» из синяков выше щиколоток – по неопытности я слишком сильно затянула шнуровку. Наш доктор Артем Барбулат выдает крем, чтобы снять боль. Мне трудно представить, что завтра я снова смогу надеть ботинки и выдержать еще одну тренировку.

Вечером мы пьем чай, и я слушаю специфические «горные» байки. О коварных перевалах и непокоримых пиках, о героизме и нелепых смертях, о том, как кто-то добрался до вершины только на усилии воли, а кто-то – прекратил борьбу буквально в 100 метрах от цели.

Я уже немного понимаю, что 100 метров в горах – это не 100 метров на равнине.

Особенно меня впечатляет рассказ об одном уже не очень молодом альпинисте, который добрался до вершины, вонзил в нее ледоруб и… умер. «Такую смерть надо заслужить», – делает вывод Миша Мельников.

День третий

Сегодня – 1 Мая! Честно говоря, и забылось бы это в гуще событий. Но:

– С праздником вас! – встречают нас поварихи, которые каждое утро кормят завтраком, а позже, уставших, встречают горячим обедом.

– И вас также!

В этот праздничный день мы планируем акклиматизационный выход в Шхельдинское ущелье. Шхельда – одна из красивейших окрестных вершин. Тропа, постепенно поднимаясь, бежит возле одноименной реки, но если Адыл-Су щеголяет всеми оттенками рыжего, то вода Шхельды – молочно-белая. Кажется, что вокруг камней кипит молоко, но, увы, купаться в ней рискованно – река и холодная, и бурная.

На этот раз я сдаюсь примерно через полчаса подъема. Зато понимаю, что человек способен испытывать не более одного сильного дискомфорта одновременно. Когда мы еще только выходили из лагеря, мне казалось, что на ногах у меня не ботинки, а «испанские сапожки». Зато на тропе я совершенно забыла о ботинках и синяках, зато вспомнила, что мне не хватает легких. Группа уходит вперед, а я обещаю, что буду продвигаться за ними, но медленнее. Так я и рассчитываю, но промахиваюсь поворотом. В результате ребята сворачивают правее и поднимаются к языку Шхельдинского ледника, а я направляюсь левее, перехожу реку и начинаю карабкаться по склону, сплошь покрытому огромными мшистыми валунами и соснами. Где-то через час подъема я смотрю вниз и понимаю: сегодня выше, чем вчера!

«Дома» меня ожидает маленький нагоняй: я не должна была идти на незнакомую гору одна.

Ребята, конечно, правы – случись, не дай бог, что, и меня искали бы очень долго. Попутно мне рассказывают некоторые законы гор – всегда иметь связь, не шуметь, беспрекословно слушать инструктора.

– Ну, что тебе болит сегодня? – спрашивает Витя Лутов.

Я показываю, чем вызываю общее веселье.

– Это ничего, – успокаивает Витя. – Один мой знакомый после восхождения говорил, что не болят у него только кончики волос.

На удивление, я оказываюсь способна еще и на вечернюю прогулку. Спрашиваю Влада, «снежного барса» и покорителя Эвереста:

– Какая у тебя цель теперь? Ведь ты уже побывал на самой престижной вершине мира…

– Ну и что с того, что я побывал на Эвересте? – удивляется Влад.

– В мире еще столько гор, столько вершин, которых можно достичь, да и вообще масса других интересных вещей, которые хотелось бы попробовать.

Возможно, это и есть общая черта тех, кто стремится в горы – любопытство в самом хорошем смысле этого слова? А еще – желание испытать себя, понять, чего ты стоишь на самом деле. Эти люди рвутся к вершинам не ради наград и денег, а для того, чтобы доказать что-то себе самому.

elbrusiada

День четвертый

На этот раз программа у нас разная – группа опять пойдет к ВЦСПС, но на этот раз с целью достичь перевала. Для этого ребята встают рано и в семь утра уже выходят из лагеря. У меня своя тренировка – я отправлюсь туда, куда не дошла вчера – на Шхельду.

Встречаемся мы только часа в три и наш руководитель сообщает радостную новость: цель достигнута! Вся группа поднялась к ВЦСПС, что, кстати, символично, ведь ВЦСПС расшифровывается как Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов.

elbrusiada

Часть группы поднялась еще выше – на вершину Курмычи высотой более 4 000 метров. Уставшие, слегка обгоревшие, но счастливые – такими я их вижу после возвращения в лагерь.

Что ж, этот день показал: группа к восхождению на Эльбрус готова. Тем более что и погода наладилась: над головой сияет чистое небо, снеговые вершины больше не кутаются в облака. Небольшой отдых, и нам пора.

День пятый

Выходной! И, как мне кажется, мы его заслужили. Сегодня группа едет в Чегет – один из самых известных горнолыжных центров бывшего СССР, который многим знаком по повести Юрия Визбора «Завтрак с видом на Эльбрус». Кто-то решает посетить знаменитый местный рынок, кто-то хочет успеть покататься на лыжах, кто-то – просто потусить. В любом случае, это наш «перевалочный пункт» от относительно цивилизованной жизни к суровому существованию на высоте. Завтра мы отправляемся на Эльбрус.

Продолжение следует…

поделиться в соцсетях