Белорусская Эльбрусиада: о чем звонит колокол на вершине Европы

Белорусская Эльбрусиада: о чем звонит колокол на вершине Европы

Команда белорусских альпинистов отправилась на высочайшую вершину Европы. Среди них – два «снежных барса», то есть человека, покоривших все 7-тысячники бывшего Союза, а двое побывали даже на Эвересте. Все, что могу предложить я, – это солидный журналистский опыт и огромное желание участвовать в этой экспедиции. Хватит ли этого для покорения Эльбруса? Время покажет…

Идею восхождения белорусских альпинистов на высшую точку Европы поддержала Федерация профсоюзов Беларуси – благодаря этой весомой поддержке стало возможным осуществление амбициозного проекта: на Эльбрусе будет развеваться знамя Победы, а также прозвучит колокол, при изготовлении которого были использованы артефакты времен Великой Отечественной войны. В его металл вплавлены гильзы из Брестской крепости, остатки оружия, найденного на полях сражений в Беларуси. Так что в голосе этого колокола ощутимо слышны отзвуки войны.

elbrusiada

Но, похоже, услышать их могут далеко не все. В этот год, год 70-летия Великой Победы, попытки пересмотреть историю того времени стали частыми и провокационными как никогда. Лидеры одних стран, бывших, между прочим, в годы общей беды союзниками Советского Союза, отказываются приезжать в Москву на Парад Победы. Руководители других государств вдруг решают, что праздник Победы надо перенести на другой день, и не факт, что его должен определять народ-победитель. А третьи и вовсе заявляют: мол, а может, уже хватит каждый год с таким размахом отмечать 9 Мая? Дело-то прошлое…

Нет, далеко не прошлое. Мой дед дошел до Берлина и, слава богу, вернулся домой живым. Моя бабушка тоже совершила подвиг – с двумя малолетними детьми она под первыми бомбежками бежала в Минск и на этом страшном пути сумела сохранить жизни сына и дочки. Хотя я до сих пор считаю чудом, что моя мама, родившаяся 8 июня 1941 года, выжила, прожила долгую жизнь и подарила жизнь мне. Похожую семейную историю может рассказать почти каждый житель нашей страны. Порой мне кажется, что в белорусах, потерявших в войну треть населения, память о тех страшных годах сохраняется на генетическом уровне. Мы не забыли и считаем, что и другим забывать не следует.

В нашей команде – люди разных возрастов. Самый старший, руководитель нашей группы Александр Годлевский родился, когда после окончания войны не прошло и десяти лет. О тех страшных годах он знает по рассказам отца, который в 16 с небольшим лет ушел на фронт и был разведчиком. Самый младший, 23-летний Максим Винчевский, знает о Великой Отечественной исключительно по школьным учебникам и художественным фильмам. Всех нас объединяет одна цель: отметить юбилейный год окончания войны водружением знамени Победы на Эльбрусе. Пусть оно, вознесенное на высоту 5 642 метров, станет символом того, что мы помним. И мы – гордимся.

elbrusiada

День первый

…Нам предстоит долгий путь. Кажется, вот только недавно на пленуме ФПБ нам торжественно вручили знамена: точную копию знамени Победы, государственный флаг Беларуси и флаг Федерации профсоюзов, – а также колокол Победы. И вот уже ранним утром мы спешим в аэропорт, и наши рюкзаки еле-еле помещаются в микроавтобус. Мой, 70-литровый, забит под завязку, и все же по пути я вспоминаю, что забыла черные сухари, которые сушила всю ночь.

Я вообще волнуюсь больше всех, ведь мой опыт знакомства с горами стремится к нулю. Вокруг же меня люди, за плечами которых – десятки восхождений, множество сложных вершин и многолетний опыт. Среди них – два «снежных барса», то есть человека, покоривших все 7-тысячники бывшего Союза, а двое побывали даже на Эвересте. Все, что могу предложить я – это солидный журналистский опыт и огромное желание участвовать в этой экспедиции. Хватит ли этого для покорения Эльбруса? Время покажет…

Первое приключение поджидает нас в самолете Москва – Минеральные Воды. В середине полета молодой парень в начале салона начинает вести себя неадекватно: снимает майку, сыплет ругательствами, бросается на сидящих рядом. Он выкрикивает угрозы и пытается куда-то бежать. Летящая вместе с ним женщина, очевидно мать, пытается его успокоить, но он набрасывается и на нее. Вмешиваются стюард и другие пассажиры, но парень продолжает орать. Мы слышим спокойный голос пилота, который сообщает: возможно, придется приземлиться в Ростове. Ростов!.. Хороший город, но нам туда не надо… То ли дебошир услышал пилота и осознал, что все это будет ему дорого стоить, то ли прекратилось действие каких-либо веществ, но парень угомонился. Приземляемся в Минводах.

Вечереет, пахнет чем-то ароматным – летом, отпуском и шашлыком.

– Кавказом пахнет! – резюмирует кто-то из наших.

Да, сейчас бы на воды. Но мы здесь не ради отдыха. Заезжаем в супермаркет – нужны продукты, из которых можно будет что-то приготовить наверху. Условия там самые спартанские, поэтому в корзину летят хлопья, каши быстрого приготовления, супы в пакетах, тушенка, макароны, сухофрукты…

– Неужели мы все это съедим? – сомневаюсь я.

Ребята смеются:

– Там, наверху, если завьюжит, остается только сидеть в «Бочках» и ждать хорошей погоды. И кушать, соответственно!

«Бочки» – это высокогорный приют, расположенный на Эльбрусе на высоте 3 800. Я уже наслышана о суровости этого места, так что добавляю в корзину еще и шоколад.

В горах темнеет рано и очень резко, поэтому выезжаем из Минвод уже в темноте. Наш «микрик» ощутимо трясет и подбрасывает, на узкой полосе почти невозможно обогнать медленно ползущие грузовики.

– А вот у вас в Беларуси дороги – отличные! – говорит наш водитель, и нам трудно не согласиться.

Разлившись морем теплых огоньков, мимо проплывает Пятигорск. Едва различимые в темноте склоны, окружающие дорогу, становятся все круче. И вдруг – странное видение, будто мы въехали в Заводской район Минска: двух- и трехэтажные домики, вот явно здание Дворца культуры, магазин… Чуть дальше и вовсе сюрреалистическая картина: на фоне гор и бегущего со скал бурного потока – самые прозаические панельные девятиэтажки! Когда-то здесь была налажена добыча вольфрама и молибдена, для работников производства и был построен город Тырныауз, где в лучшие времена жили несколько десятков тысяч людей. Но лучшие времена позади – развал СССР, локальные войны и экономический кризис привели к тому, что налаженная жизнь края пришла в упадок. И теперь здесь часто можно встретить полупустые города, покинутые дома и заброшенные туристические базы.

За окном почти ничего не видно, и Миша Войтюк начинает меня утешать:

– Так даже интересней! Обычно едешь и уже по дороге понимаешь, что забираешься все выше и выше. А тут завтра утром проснешься и – опа! Ты уже в горах!

То, что мы в горах, становится ясным буквально за следующим поворотом, где наш автобусик проезжает сквозь лавину. Проезжая часть уже расчищена тракторами, но белый «язык» на склоне и огромный сугроб на обочине показывают, что сход был совсем недавно.

Наша следующая остановка – у КПП, ведь мы въезжаем в приграничную зону. Разрешение, которое нужно оформлять за два месяца, у нас в полном порядке, тем не менее пограничник каждого придирчиво разглядывает. Между тем мы осознаем, что здесь – не равнина, здесь климат иной, и бежим в автобус за теплыми куртками.

От КПП до нашего лагеря – рукой подать, так что уже совсем скоро мы затаскиваем наши тяжеленные рюкзаки и ящики с едой в комнаты. Мне, как единственной женщине в группе, достается номер «люкс» – с двумя кроватями, ковром и даже ванной. Правда, горячей воды нет, но мне все равно – была бы горизонтальная поверхность, на которой можно вытянуться.

Продолжение следует…

поделиться в соцсетях