Глухота — профессиональное заболевание работников или нанимателей?

Глухота — профессиональное заболевание работников или нанимателей?

Токарь Иван Петров, имея более 30 лет рабочего стажа, почти двадцать отработал на одном из крупных предприятий Гомеля. Каких только наград он не удостаивался: и грамот, и премий, и подарков. Мог ли Иван подумать, что однажды ему придется судиться с родным заводом?

В конце 2014 года при очередном медицинском осмотре у токаря 5-го разряда Ивана Петрова (имя и фамилия героя изменены по его просьбе, но все документы, подтверждающие произошедшее с ним, находятся в редакции. – Прим. авт.) выявили профзаболевание: потеря слуха из-за длительной занятости в условиях повышенного шума. По данному факту был составлен акт, в котором говорилось, что вины работника в возникновении профзаболевания нет. Аттестации подвергли и рабочее место Ивана. В результате в цеху обнаружили превышение предельно допустимого уровня шума (на 1–3 децибела) по причине несовершенства технологического процесса. Вместе с тем соответствующая комиссия отметила, что «установить виновных в возникновении профзаболевания не представляется возможным». На основании заключения МРЭК Петрову установлена утрата профессиональной трудоспособности на 10%, и теперь он не годен к работе в условиях шума свыше 80 децибел. Но как сегодня выжить без работы, как получить заслуженное право на пенсию, до которой еще добрый десяток лет?

Ивана перевели на другой участок, предложив должность грузчика. Сказали: «Работай здесь, так как другого места у нас нет. Ну, зарплата, в три раза меньше, но придется терпеть — сам заболел». Петров подумал: может, временно побуду, вдруг выздоровею и через годик-другой — назад, в механический. Домашних успокоил, мол, продержимся, да и материальную помощь должны дать.

Однако о помощи наниматель забыл. Иван испытал на себе, каково это — ощущать собственную ненужность. И одному, и второму, и третьему начальнику он скромно напоминал о причитающейся ему выплате (считал, что она положена), но тщетно. А через пару месяцев решил написать заявление на имя директора: просил выплатить единовременную материальную помощь в счет возмещения морального вреда в размере среднемесячного заработка за каждый процент утраты трудоспособности (такое положение содержится в коллективном договоре предприятия на 2015–2017 годы).

Руководство поначалу приняло положительное решение, но через две недели заняло противоположную позицию – не выплачивать ни копейки. Мол, в прежнем коллективном договоре, заключенном на 2012–2014 годы и действовавшем на момент возникновения права у работника требовать единовременную матпомощь в счет возмещения морального вреда, отсутствовала норма, позволяющая производить указанную выплату в связи с полученным профзаболеванием. В документе упоминается лишь единовременная помощь при потере трудоспособности в результате несчастного случая на производстве.

ReeadMoreBlock

При этом никто не поговорил с работником по-человечески. Не услышали (или не захотели услышать) его и в комиссии по трудовым спорам, которая отказала принять решение в пользу работника, «так как стороны не пришли к соглашению».

На помощь пришел только профком. Профсоюзный юрист проконсультировал Петрова, разъяснив, что отказ нанимателя выплатить единовременную материальную помощь в связи с получением профзаболевания не обоснован, и его можно обжаловать. Правда, только через суд, хоть для простого человека, который ни разу не сталкивался с подобным процессом, это не совсем удобно.

Решился Иван не сразу. Для начала ознакомился с необходимыми документами. Согласился, что отсутствие в прежнем коллективном договоре нормы о выплате единовременной матпомощи работнику, потерявшему трудоспособность в результате получения профзаболевания при отсутствии вины работника, является дискриминирующим положением, так как ставит в неравные условия работников, получивших профзаболевание, и тех, кто утратил здоровье из-за производственной травмы. Юрист в профкоме подтвердил, что это противоречит нормам Генерального, тарифного и местного соглашений, положения которых обязательны для исполнения нанимателем. А согласно статье 363 Трудового кодекса, условия коллективного договора, ухудшающие положение по сравнению с законодательством, являются недействительными.

Поскольку разрешить конфликт с руководством предприятия во внесудебном порядке не удалось, Иван воспользовался бесплатной юридической помощью профсоюзного правового инспектора труда, который подготовил иск и представил интересы истца в суде. В ходе заседаний представители нанимателя стояли на своем. Иван, безусловно, очень переживал и из-за косых взглядов в его сторону, мол, дармовых денег захотел, и из-за испортившихся отношений с начальством. Но если подумать, то какой у него выход? Куда ему идти с предприятия?

Суд принял сторону токаря: в рассмотренном случае действительно должна применяться норма законодательства о труде равной юридической силы, содержащая более льготные условия для работника. После обжалования и повторного рассмотрения дела решение вновь было принято в пользу Петрова. Он уже получил более 60 млн рублей матпомощи, но по-прежнему переживает за свое будущее на родном предприятии, так как на заводе объявлена оптимизация. Единственное, в чем наш герой уверен, так это в том, что профсоюз поможет соблюсти законность и права рабочих даже в непростых условиях реформ.

Работая над материалом, я задумался: почему наниматель снимает с себя ответственность за необеспечение безопасных условий труда? Разве токарь виноват, что в цеху шумно, а средства индивидуальной защиты не предоставляются? И сколько у нас еще таких Ивановых, Петровых, Сидоровых – скромных трудяг, которым отказывают в поддержке, когда случается беда на производстве?

В то же время, думаю, в XXI веке работники предприятий не так уж и несведущи в законодательстве. Просто они боятся потерять работу, приносящую доход в семью, и из-за своей «страусиной» позиции теряют значительно больше — идти ведь до последнего решается далеко не каждый. С другой стороны, нанимателю, на мой взгляд, было бы несложно инициировать изменение коллективного договора, чтобы поддержать одного из лучших тружеников. Как же все-таки хочется, чтобы руководство слышало каждого своего работника…

поделиться в соцсетях