Говорящий с волками: волки не воют на луну и флажками их не испугаешь

Говорящий с волками: волки не воют на луну и флажками их не испугаешь

Заслышав протяжный волчий вой, осторожные люди предпочтут унести ноги, но только не этот человек. Леонид Новиков – вабильщик волка: тот, кто постоянно соревнуется с хищником в хитрости, переговаривается с ним на зверином языке, уговаривает подойти ближе

В Беларуси нет человека, который бы понимал волка лучше. И нет охотника, который бы побеждал этого хищника больше, – на счету Леонида Новикова более 400 трофеев.

Я познакомилась с Леонидом Михайловичем еще в июне на чемпионате Европы вабильщиков оленя, который проходил в Беловежской пуще. Тогда леденящий душу протяжный вой заставил присутствующих инстинктивно отступить – до того похоже на волка вабил охотник. Чтобы достигнуть такого мастерства, Леониду Новикову пришлось немало потрудиться: перечитать научные труды про повадки хищника, заслушивать пластинки с записями вабы, по многу раз записывать свои попытки и переслушивать. Далеко не сразу на вой охотника стали откликаться звери.

PRAS.by""

– Волки воют на частоте в 1,5–3 кГц. Человеческий голос просто не может такого выдержать, – рассказывает Леонид Новиков, показывая свой вабильный инструмент. Это полуметровая латунная трубка с расширением-резонатором на конце, обитая кожей. Ее охотник сделал сам. «В системе вабы миллион вариантов, – продолжает вабильщик. – Чтобы собрать стаю, волк воет до 35 секунд – это протяжный обрывающийся вой. Повторить его непросто, сильно напрягаются связки и горло. Волчица всегда воет 3 раза – это колеблющееся завывание длиной 15 секунд. Иногда в лесу слышно «уа-уа-уа» – кажется, что кричит птица. Но нет, так волчица подзывает волчат».

Задаю давно мучивший вопрос: «Зачем волки воют на луну?» Бывалый охотник только смеется: «Уж точно не от тоски. По ночам хищники так переговариваются между собой. Луна тут ни при чем».

Леонид Михайлович охотится с весны по июль – до этого времени волчица просто не дает выводку подать голос. Засидку для стрельбы он делает выше 3,5 метра. Когда находишься на высоте, волки не могут понять, откуда идет звук.

PRAS.by""

Вабить охотник начинает за час до захода солнца. Порой, чтобы убедить зверя прийти на зов, приходится вабить всю ночь. Много часов человек перекликается с хищником, убеждает, что он «свой». Волки – звери осторожные. И даже если откликнутся на вабу, подойдут не ближе, чем на 100 метров.

Вабить Леонид Новиков начал, когда у него появилось хорошее нарезное оружие. Охотник он искусный. Леонид с 10 лет стреляет из пистолета, в 13–14 лет уже получил звание мастера спорта по стрельбе. До сих пор на 15 метров карту из пистолета рубит. Навыки стрелка на охоте очень важны – не приходится мучить зверя. У Леонида Михайловича и подранков никогда не бывает.

PRAS.by""

– А вам зверей не бывает жалко? – спрашиваю, представляя мучительные картины ночной охоты. – Все-таки охота – это убийство...

Вабильщик только вздыхает. И вспоминает, как лет двадцать назад на ферме в Чаусском районе видел сотни разорванных телят – тогда в близлежащих лесах развелось много волков. Они просто приходили на ферму и убивали, оставляя добычу почти не тронутой. «Это такое гадкое животное, которое рвет все, что может. В год один волк уничтожает 3 тонны мяса – не съедает, а уничтожает. Поэтому в лесах, где много волков, практически нет дичи. У нас, в Беларуси, дичи в лесах мало». Тогда, 20 лет назад, чтобы справиться с напастью, охотники устраивали дежурства, охотились в том числе и с флажками (территория ограждается веревкой с кусками ткани, пропитанной остропахнущим веществом). Хотя, как замечает Леонид Новиков, последние годы этот вид охоты не эффективен – свалки, мусор, забытый в лесу, приводят к тому, что зверь привыкает к человеческому запаху.

Волк боится людей и первым нападает крайне редко. Совсем не то, что медведь, – а Леонид Новиков ходил и на него, причем один на один. Специально ради этого зверя ездил поохотиться в Россию. За 7 лет он добыл 12 медведей, самый большой из них весил 300 кг. Этот непредсказуемый зверь кидается и на коров, и на людей. Прямо на глазах у Леонида Михайловича медведь убил охотника. «Я тихо подхожу к нему на расстояние 15–20 метров – у медведя зрение плохое. Чтобы не шуметь, надеваю штаны с начесом навыворот. Подобравшись поближе, зажигаю фару и стреляю. Если пропустить момент или промахнуться, живым можно не уйти».

ReeadMoreBlock

За границей все по-другому – это Леонид Михайлович знает не понаслышке. Он охотился в Чехии, Венгрии, Польше, Швейцарии, Германии, Литве. Часто его приглашают в Австрию. Там охота – особое событие, к которому тиролеры (лучшие охотники) готовятся заранее. В лес идут всегда при параде, соблюдая все традиции. После удачной охоты обязательно собираются на пир. Леонид Михайлович, сколько ни охотился вместе с австрийцами, свои трофеи всегда отдавал, за что его прозвали Грюнехерц – Зеленое сердце. «Я и мясо, добытое на охоте, не ем: когда-то долго работал под микроскопом и знаю, какая зараза там может быть», – объясняет охотник.

ReeadMoreBlock

Леонида Новикова в Австрии знают не только как умелого вабильщика, но и как очень искусного гравера, ювелира и реставратора. Еще в юности, увлекшись микротехникой, он сумел применить свои умения, ремонтируя старинные ружья и делая на них гравировки. С улыбкой вспоминает Леонид Михайлович, как пробовал под микроскопом подковать блоху: одну ногу все-таки получилось. Талантливый человек талантлив во всем – в этом убеждаешься, просматривая фотографии работ мастера. Тут и оружейная резьба, искусно сделанные кубки и фляги, женские украшения, охотничьи значки с фигурками оленей, которые нет-нет да и повернут голову к зрителю.

PRAS.by""
PRAS.by""

Непохожесть европейской охоты проявляется во всем, от традиций до порядка. «В Австрии, кстати, много женщин-охотниц, – подмечает Леонид Новиков. – Помню, как удивился, увидев бабушку 80 лет, которая уверенно держала кольт».

– В Европе, чтобы пойти на охоту, обязательно нужно сдать экзамен по стрельбе. Если попаданий больше 70%, можно получить разрешение на оружие. Лучших охотников обучают в Национальном охотничьем клубе. У нас же достаточно 5-летнего стажа владения гладкоствольным оружием, и после этого уже можно покупать нарезное, – сокрушается Леонид Михайлович и приводит печальную статистику: – В год по республике во время выслеживания зверей гибнут 15–16 человек. Чаще всего охотники по ошибке стреляют друг в друга.

По всей Европе принято охотиться традиционно, без специальной оптики, приборов ночного видения и даже дальномера – все это нарушает общепринятые экологические законы. «У нас же мало того, что используют приборы ночного видения, так еще и разрешают стрелять с вышек на подкормке – на Западе такое категорически запрещают», – сравнивает Леонид Новиков.

PRAS.by""

С грустью вспоминает белорусский вабильщик свои походы по австрийским лесам, фыркающим, рычащим... живым – ведь оленей, косуль и другую живность там встречаешь на каждом шагу. Совсем не то что белорусские – прекрасные, величественные, но молчаливые. Только изредка эту тишину прорезает вой животного, который ни с чем не спутаешь, – голос волка.

Фото из архива Леонида НОВИКОВА

поделиться в соцсетях