Хроники господина Подмечаева: в ожидании Пасхи

Хроники господина Подмечаева: в ожидании Пасхи

Здравствуйте, господа хорошие! Позвольте представиться: Подмечаев. Из трудяг, всю жизнь сам себя поторапливал, чтоб пошустрей да посноровистей…

 А как полувековой экватор перемахнул – скорости поубавилось, и стал я замечать то, что прежде на всех парах проносилось мимо. Хочу кой о чем и вам рассказать: может, для развлечения, а может, и для пользы.

До чего же люблю я Пасху! В остальные праздники тоже радуешься, но как-то иначе, болтливым языком да набитым животом. А тут по-другому. Будто светлый луч всю душу прошил до самого донца. Радостно от высоких ароматных куличей, намасленных до блеска крашеных яиц, от заботливо прикрытых полотенчиком плетеных корзин с пасхальной снедью, светлых женских платочков и непокрытых мужских голов, от всего торжественно-шумного людского потока, неспешно текущего к церквям и церквушкам, соборам и храмам. Как же здорово, что хоть в этот светлый праздник мы идем вот так – пестрым внешне, но единым в своем стремлении морем.

Вот и я, грешный, иду. Приход у нас большой, даже на обычных службах людно, а уж в праздник, когда к прихожанам «захожане» присоединяются, и перекреститься тесно. Освящают пасхальную снедь во дворе на специально вынесенных столах. Батюшка выходит каждые полчаса, но и за это время столько людей успевает набежать, что не всем за столами хватает места. Стелют свои рушники прямо на травку – в тесноте да не в обиде.

Я тоже пристроился. Кулич из корзины достал, свечу зажег, соль в скляночке приоткрыл, крашеные яйца в плетенке сложены – всё чин чином. Вдруг – что же это? Гляжу, ближайшие мои соседи яйца бить да слегка надчищать начали. Один, другой. Третий на них посмотрел и тоже свой десяток о стол лупит. А там четвертый – и понеслось. Все, как один, будто заводные. Что за напасть? Смотрю, чуть поодаль женщина стоит. В куличе, цветной крошкой посыпанном, свеча теплится, а рядом яйца в контейнере, каждое будто красный терем с белой маковкой. Видно, что загодя, еще дома без спешки аккуратно очищены. «Зачем?» – спрашиваю. – «Чтоб святая вода не на скорлупу, а на само яйцо попала».

Эх, как же странно мы подчас одно и то же разными сторонами поворачиваем! Боимся, что святая вода, которая, как церковь учит, даже малой каплей все естество освящает, только на скорлупе останется и до самого яйца не доберется. А в то же время – глядите, рядом – на крашеное яйцо переводную картинку наклеили. На картинке крест православный, а то и лики святых, Богородицы с Младенцем. Красиво, не спорю. Но ведь все это мусором станет, когда яйцо к пасхальному завтраку чистить будете!

А как вам нравится радуга в лукошке? Желтые, зеленые, розовые яйца смотрятся нарядно, но почему традиционное пасхальное яйцо именно красного цвета? По преданию, Мария Магдалина, одной из первых ставшая свидетельницей воскрешения Христа, пришла рассказать об этом императору Тиберию и принесла в подарок куриное яйцо как символ новой жизни. Император услышанному не поверил: мол, это так же невозможно, как если бы это яйцо стало красным. И тотчас в его руках яйцо стало красного цвета.

Вот такие мы: что-то читали, что-то знаем, а на деле – сущие мартышки. Увидели, понравилось – и я так буду. А о сути подумать, в смысл вникнуть времени нет.

Между тем вышел из храма батюшка. Щедро окропил снедь и нас умыл немножко. В большую храмовую корзину и светлые платочки, и непокрытые головы положили кто куличик, кто конфету, а большинство по красному яйцу. И я положил. И один из красных теремков с белой маковкой рядом лег. И еще без счета наскоро надчищенных. И никому ни слова не сказал батюшка, никому не поставил на вид.

Христос Воскресе! За грехи мира, за каждого из нас, во многом несуразных и неразумных, пострадав. Со светлым праздником Пасхи вас, братья и сестры. И – простите меня, грешного!

поделиться в соцсетях