Кто учит канарейку петь и не бояться микрофона?

Кто учит канарейку петь и не бояться микрофона?

Первое апреля – это еще и Международный день птиц. Знаете ли вы, что у канареек нет своей песни? Это птицы-пересмешники, которые «заимствуют» мелодии у жаворонка или овсянки. Но для красивого напева мало природного таланта. Нужна помощь того, кто научит петь, – кенаравода

Александр Пармон – кенаравод с полувековым стажем, судья первой категории по пению канареек овсяночного напева. Всю свою жизнь он занимается птицами. Поначалу голубями и другими дикими птицами, и только много позже – канарейками.

PRAS.by""

— Это был 1966 год. Супруга в парке около озера поймала желтую птичку. Она была слепа – видно, вылетела из окна квартиры, и воробьи выклевали глаза. Мы взяли ее домой, стали выхаживать, — рассказывает Александр Пармон.

Тогда Александр Александрович еще работал слесарем, потом электромехаником по ремонту счетных и пишущих машин Заливистое пение, которым провожала и встречала с работы канарейка, покорило сразу. Песни канареек овсяночного напева (иначе – русских канареек) и правда удивительны: тут и короткое «ти-фи» синицы, и нежное «те-те-те» овсянки. В напевах русских канареек причудливо сочетаются колена (музыкальные фразы) не только овсянки или синицы, но и жаворонка, свиристели, стрижа.

PRAS.by""

Среди канареек певческий талант есть только у самцов – кенаров. Лучшие певцы, по мнению Александра Александровича, белые канарейки. Их голосок, как правило, нежнее, чем у лимонных и желтых птичек. Далее в певческой иерархии зеленые и голубые кенары. У многих из них голоса чуть громче и резче, чем у лимонных канареек. А вот птицы красного или розового окраса на конкурсы кенараводов вовсе не допускаются. Наделив красотой, природа не одарила их певческим талантом: песни они запоминают плохо, да и голос их довольно груб и малоприятен на слух.

PRAS.by""

У Александра Александровича четыре кенара и три самочки. Всех певцов он держит по-отдельности: не только в разных клетках, но и в разных комнатах. Кенары могут запомнить лишь одну мелодию, и если они заучат ее неправильно или в мелодию проникнут лишние колена, то вся долгая работа кенаравода пойдет насмарку.

— Там, где много птиц, нет песни, — считает учитель птиц.

Как научить канарейку петь?

Первое, чем стоит озаботиться кенараводу – выведением певческой породы. В журнале Александра Пармона записаны все птицы, которых он держал, начиная с 1982 года.

PRAS.by""

— Если все время держать канареек овсяночного напева и выводить птенцов только от одаренных птиц, то на уровне генов можно закрепить высокие способности к пению, добиться четкости колен, — рассказывает Александр Александрович.

Но не стоит гнаться только за певческими талантами. Птица, прежде всего, должна быть здорова и физически крепка. Песни лучших длятся до минуты. Чтобы петь так долго, у кенара должны быть хорошо развитые легкие.

В первые годы жизни идет серьезный отбор талантливых птенцов. Пока еще птенцы совсем маленькие, им ставят запись той песни, которую нужно выучить. Первое прослушивание организуют, когда птица «выходит на голос». Это может случиться как в четыре, так и в девять месяцев. До этого издаваемые птенцом звуки – лишь детское щебетание.

Когда самые способные птицы отобраны, кенаравод обращается за помощью к пернатому учителю – взрослому самцу, который песню уже выучил. Только обучение от птицы к птице по-настоящему эффективно. Прежде чем начать «урок», клетки «учеников» затемняют, чтобы птицы не отвлекались и слушали внимательно. С главным запевалой все тоже непросто: на протяжение всего урока он не должен видеть других кенаров, иначе начнет ярить, то есть беспокоиться, менять и рвать мелодию или вовсе не захочет петь.

PRAS.by""

Поют птицы под контролем керанавода, иначе могут перепутать последовательность колен. Канарейки очень чувствительны к любым изменениям, будь то резкое движение или отсутствие привычной газеты на дне клетки или даже микрофон, поставленный рядом. Потому стоит керанаводу резко взмахнуть рукой – и ошибившаяся птица тотчас перестает петь. Останавливать пение мастер будет до тех пор, пока кенар не начнет петь правильно.

— Добиться плановости в песне, чтобы кенар пел определенную последовательность колен, очень сложно. Для этого нужно большое терпение и труд. Птица всегда будет норовить начать с середины, — говорит Александр Александрович. — На конкурсах керанаводов, например, на выступление дается всего 10 минут, за которые птица должна трижды спеть свою мелодию. Бывает, готовишься к этому конкурсу год, разучиваешь с канарейкой песню, а она перед жюри просто отказывается петь!

Со смехом вспоминает мастер рассказы о людях, которые якобы научили канарейку «Калинке-малинке».

— Это полнейший обман! Я слышал эту птицу. Она поет свою песню, совсем не похожую на русскую народную, притом с такими диссонансами, за которые на конкурсах обычно дисквалифицируют, — объясняет Александр Пармон.

С конкурса снимают и канареек, в песне которых есть мотивы соловья. Оказывается, мелодия главного лесного певца в закрытом помещении звучит слишком грубо и резко. Приятнее всего из диких птиц, по мнению Александра Александровича, звучит жаворонок.

Птицу можно обучить, наигрывая мелодию на дудочке или на специальном птичьем органе – этот способ распространен среди европейских керанаводов. Канареек, обученных таким образом, относят к группе дудочного напева. Однако, по мнению большинства специалистов, пение кенара, учившегося у живой птицы, гораздо приятнее и многообразнее.

— Я ловил синиц, овсянок, записывал их пение на магнитофон, чтобы песня моих канареек была интереснее. Записывать приходилось по ночам, когда меньше всего шумов, — вспоминает Александр Александрович. — А дикая птица петь по указке не приучена, так что ее песню иногда приходилось терпеливо ждать всю ночь, не шевелясь.

Самая главная песня

Птицы Александра Пармона брали золото на многих конкурсов керанаводов. И дело не только в одаренности птиц и мастерстве учителя, но в самой песне.

PRAS.by""

Свою самую главную мелодию Александр Александрович монтировал годы, и впервые составил целиком в 1980-е. Для этого ловил диких птиц, записывал их пение. Ему удалось записать даже уникальные песни так называемой павловской канарейки, чьи трели похожи на перезвон бубенцов. В лесах удивительное звучание уже не услышишь – бубенцы бесследно исчезли из птичьих песен, а в записях Александра Пармона они сохранились, и его кенары их петь умеют.

Самую важную песню кенаравод не дает никому, хотя в свое время за нее сулили большие деньги. Песня действительно уникальная. В ней нет резких переходов, но при этом собраны мотивы лучших певцов Беларуси – синицы, овсянки, свиристели. Запомнить ее целиком способен далеко не каждый кенар.

Александр Пармон открывает журнал на нужной странице: «Кенар голубого окраса родился в 2005 году». Он запомнил мелодию довольно быстро и редко ошибался. Помог запомнить песню десяти птицам.

— Он очень любил петь. Вечерами мы ставили его клетку на стул в зале, и он, увидев зрителей, почти сразу заводил песню, — вспоминает Александр Александрович своего самого талантливого кенара. — Я никогда не давал имена птицам, а тут супруга выбрала ему имя – Тёма.

Способная канарейка прожила десять с половиной лет и умерла, простудившись.

— С тех пор никто из моих подопечных не может освоить песню до конца, — признается Александр Пармон. Но даже то, что они успели заучить, поражает.

 

— Сейчас мало кто интересуется пением канарейки. Керанаведов, которые разводят птиц, выводят породы интересного окраса, много, а вот керанаводов только по Беларуси не больше пяти человек, причем все мои ученики, — рассказывает Александр Александрович.

На вопрос, почему так, мастер только вздыхает: «Жизнь стала слишком быстрой, суетной. Чтобы заниматься птицами, нужно много терпения, умение ждать и прислушиваться».

Фото:
поделиться в соцсетях