«Купалинка» переориентировалась на белорусский рынок

«Купалинка» переориентировалась на белорусский рынок

Сегодня наша легкая промышленность переживает нелегкие времена. В связи с кризисом в России отечественные предприятия активно ищут новые рынки сбыта. Причем находят их иногда в прямом смысле под боком. В этом убедилась корреспондент belchas.by, побывавшая на трикотажной фабрике «Купалинка»

ОАО «Купалинка» – одно из крупнейших предприятий концерна «Беллегпром» по производству трикотажных изделий для взрослых и детей. Получив «в наследство» от Солигорской фабрики бельевого трикотажа производственную базу, предприятие начало выпуск продукции для широкого покупателя.

Генеральный директор «Купалинки» Татьяна Ярота встречает журналистов в фойе фабрики, где представлена новая коллекция детской, школьной и домашней одеждой для взрослых. «В этом году предприятие планирует выпустить 2850 тыс. штук трикотажных изделий на сумму более 130 млрд рублей», – начинает рассказ Татьяна Ярота.

Полоска к полоске

 В раскройном цеху, куда поступает полотно для дальнейшей обработки, трудятся порядка 70 человек. В целом фабрика перерабатывает около 40-50 тонн полотна в месяц.

Порядка 60-70% сырья закупается в Турции, еще 20% – в Узбекистане, отечественного используется только 10%. 

Покупать сырье в других странах дешевле, чем производить свое. По словам генерального директора, у турок больше технологических возможностей, а вот Узбекистан работает по предоплате, что охлаждает интерес со стороны белорусских предприятий. К слову, сырье и материалы составляют порядка 30% себестоимости выпускаемой продукции.

Контроль и упаковка изделий проводится вручную: сотрудники преимущественно женского коллектива проверяют качество полотна, строчки, размеры изделий. При массовом пошиве брак неизбежен, но, как отмечают инженеры-контролеры, его количество – в пределах нормы.

kupalinka

На рабочих местах работников швейного цеха заметно много полотна в полоску – тренд летнего сезона. Кстати, чтобы швы были совмещены, что называется, полоска к полоске, используется ручной раскрой.

kupalinka

Без современного оборудования – никуда

Для настилания и разрезания полотна предприятие приобрело раскройно-настилочный комплекс «Gerber», что позволило увеличить производительность раскроя. В прошлом году фабрика купила16 швейных машин за собственные деньги, еще 7 машин были приобретены за счет средств инновационного фонда концерна «Беллегпром».

Однако в целом на предприятии устарело более половины оборудования. 

Поэтому на этот год запланирована покупка еще 13-ти швейных машин.

В помещении цеха размещено электронное табло, на котором отображается выполнение плана работниками. Это своеобразный метод стимулирования труда – насколько хорошо идет работа, показывают веселые или грустные смайлики.

kupalinka

Глухое жужжание сигнализирует, что мы приближаемся к  вязальному цеху. В небольшом помещении установлены кругловязальные машины немецкой фирмы «Mayer». Эти массивные «трудяги» способны навязать около 150 кг полотна за смену, т.е.10-12 тонн в месяц.

kupalinka

В погоне за модой

Пожалуй, первое, на что сегодня обращает свое внимание взыскательный покупатель – дизайн товара. На предприятии работают четыре художника-модельера, которые должны разрабатывать по 25-40 новых моделей в месяц. Еще два художника-набивниста разрабатывают дизайн полотна.

kupalinka

«С новыми моделями мы ездим по ярмаркам, изучаем спрос и только потом запускаем их в производство», – рассказывают дизайнеры художественной мастерской.

kupalinka

Белорусский легпром частенько критикуют за некоторую неповоротливость – если судить по магазинным полкам, то кажется, что наши дизайнеры отстают от мировой моды по крайней мере на несколько лет. Отвечая на критику в адрес линейки моделей, руководство «Купалинки» объясняет: фабрика – большое производство, которое не возможно «двигать» очень быстро. Поэтому крупные предприятия не настолько мобильны как небольшие фирмы, которые способны оперативно выпускать большое количество коллекций.

Фирма веников не вяжет

Основной рынок поставки выпускаемой продукции фабрики – российский: в 2013 году на экспорт уходило порядка 40% товара. В связи с кризисом в 2014-м эта цифра упала в 2 раза.

По словам генерального директора Татьяны Яроты, сейчас на складах месячный запас продукции, который оценивается в порядка 13 млрд рублей

kupalinka

 «Из-за кризиса покупательская способность падает, поэтому мы переориентировались на Беларусь. И хотя объем продаж на отечественном рынке увеличился, но мы столкнулись с проблемой затоваренности. Со вступлением России в ВТО рынок перенасыщен товарами легкой промышленности, и конкурировать крайне сложно. Но мы стараемся, и у нас есть хороший опыт создания фирменных секций. Так, в Минске уже созданы подобные секции в торговых домах и универмагах, и объем продаж увеличился в 4 раза за полтора месяца», – рассказывает Татьяна Ярота.

Из-за снижения объемов экспорта предприятие рассматривает вопрос о диверсификации внешних рынков. На данный момент к продукции фабрики есть интерес в Прибалтике и Алжире.

Оптимизировать нужно, но осторожно?

Сегодня «Купалинка», как и многие другие предприятия отечественного легпрома, находится «в минусе»: чистый убыток составляет 17 млрд рублей, с учетом курсовой разницы – 21 млрд рублей. В то же время, как отмечает Татьяна Ярота, предприятие практически год обходится без кредитных ресурсов. «Нам непросто было этого добиться. Мы получили беспроцентный займ, удалось погасить просроченные кредиты. Держаться без кредитных ресурсов действительно сложно», – говорит гендиректор.

Больше года управленческий и рабочий персонал трудится на четырехдневке, а с 1 февраля предприятие перешло на работу в одну смену. Понятно, что снизилась и заработная плата работников.

В среднем швеи при неполной рабочей неделе получают не больше 3 млн рублей. 

По словам генерального директора, получить 4,5-5 млн могут лишь те, кто перевыполняет план.

Еще один выход из кризиса, по мнению руководства предприятия – оптимизация численности работников. Сегодня на предприятии, включая сотрудников магазинов и сферы обслуживания, работает порядка 900 человек, из них 870 человек задействованы в производстве. За последние полгода численность работников фабрики уменьшилась на 70 человек. В текущем году планируется высвободить еще около 100 сотрудников.

«Как правило, это будет естественная убыль, – поясняет Татьяна Ярота. – Кто-то уходит на пенсию, с кем-то не будут продлены контракты. В первую очередь мы обращаем внимание на профессиональные качества и будем оставлять тех, кто действительно хочет работать. Стараемся действовать осторожно, чтобы не создавать социальное напряжение в коллективе. Процесс непростой, но пока он проходит достаточно безболезненно. В результате оптимизации снизится цена на товар, он станет более конкурентоспособной, а значит, больше шансов продать продукцию. Мы станем более мобильными и гибкими. Сейчас выживают мелкие предприятия, которые лучше ориентируются на рынке».

Фото автора

поделиться в соцсетях