Лагерь для мирного населения в деревне Лисуны: «Мы ждали смерти в новогоднюю ночь...»

Лагерь для мирного населения в деревне Лисуны: «Мы ждали смерти в новогоднюю ночь...»

Гитлеровцы отмечали праздник стрельбой разноцветными ракетами и трассирующими пулями, пели, играли на губных гармошках. А в темном холодном сарае плакали дети, не смыкали глаз взрослые. Все ожидали страшной развязки

«Конец осени 1943 года и зима 1944-го стали трагическими для моих земляков. Многие семьи были уничтожены полностью: от грудных младенцев до немощных стариков...» – с этих слов начиналось письмо Дмитрия Бриля, коллекционера и краеведа из агрогородка Матюши Полоцкого района, что на Витебщине.

И вот я в Матюшах. Вместе с Дмитрием Николаевичем и его супругой Ниной Владимировной мы идем в историко-краеведческий музей Матюшевского учебно-педагогического комплекса «детский сад – средняя школа им.П.Е.Куприянова». Нина Владимировна организатор и руководитель музея, где многие экспонаты взяты из коллекции Дмитрия.

PRAS.by""

– Начинал я с монет, но как-то сыновья нашли фляжку, пробитую пулями, – рассказывает коллекционер. – И вместе с ребятами из школьного поискового отряда «Память» мы стали искать экспонаты времен Великой Отечественной, записывать воспоминания земляков об оккупации. Так в нашем архиве появились сведения о лагере для мирного населения в деревне Лисуны.

PRAS.by""
Так мирно выглядит деревня сегодня

***

По словам Дмитрия, в этих местах по реке Дрисса проходила граница Россонско-Освейской партизанской зоны, а в деревнях вдоль железной дороги Полоцк–Даугавпилс располагались полицейские и немецкие гарнизоны. Между железной дорогой и рекой находилась так называемая нейтральная территория 5–10 км в ширину. Туда пробирались партизаны и с помощью местных жителей, знавших все лесные тропы вокруг, совершали диверсии на «железке». Гитлеровцы же приезжали грабить население. В декабре 1943-го каратели оставили здесь свой страшный след: в деревне Новка заживо сожгли часть жителей Слабущиков, Новых Замшан, Матюшей и других окрестных деревень.

– По данным книги «Память» Полоцкого района, в адском пламени тогда сгорели, были расстреляны и замучены около 370 человек. В основном люди преклонного возраста, – говорит собеседник и показывает дневник с воспоминаниями жительницы Матюшей Марии Коношёнок.

«Вот что рассказывала моя бабушка, – пишет женщина. – В деревне Кевлы стояли немцы. Один из них пошел к колодцу за водой, за ним – старуха. Она ударила его коромыслом, немец упал. Старуха посчитала его мертвым, но он очухался, дополз до дома и всё рассказал остальным. Немцы собрали всех стариков и спалили живьем...»

***

У Дмитрия Бриля свои счеты с войной: из пятерых сыновей его деда в живых остался только младший, его отец.

– О немецком лагере для мирного населения в Лисунах мне еще в детстве рассказывала бабушка, – продолжает краевед. – Сегодня осталось немного свидетелей тех событий.

В деревне Константиново, на родине Дмитрия, живут сестры Евгения Нестерёнок и Таисия Кухарёнок (в девичестве Бодуновы). Им уже пошел девятый десяток, но от слова «Лисуны» кровь в жилах пенсионерок стынет по сей день.

PRAS.by""

– В конце декабря 1943 года нашу семью из 8 человек, в том числе и полуторагодовалого братика, вместе с жителями других деревень забрали немцы, – вспоминает Таисия Савельевна. – Сразу же разделили парней и девушек. Старшие сестры Женя, Галя и Нина занимались ремонтом мостов, рыли окопы, а нас погнали сначала в Слабущики, потом – в Лисуны. По дороге мама нашла иконку с изображением Иисуса Христа, подобрала ее и спрятала. Может, она и спасла нас?..

От Константиново до Лисунов примерно 15 км, и это расстояние люди преодолевали по снегу, с малолетними детьми на руках, под окрики гитлеровцев и лай овчарок. Разместили узников в большом колхозном сарае. Крыша помещения была соломенной, а в некоторых местах и вовсе отсутствовала. Люди сидели запорошенные снегом; ели замерзший хлеб и то, что удалось пронести с собой. Вечерами в сарай приходили немцы, полицаи и уводили симпатичных молодых женщин. Больше их никто уже не видел...

Однажды прошел слух, что всех узников сожгут в новогоднюю ночь. Гитлеровцы отмечали праздник стрельбой разноцветными ракетами и трассирующими пулями, пели, играли на губных гармошках. А в темном холодном сарае плакали дети, не смыкали глаз взрослые. Все ожидали страшной развязки.

– Потом, говорили, пришел какой-то приказ из Берлина: гражданское население не уничтожать, а использовать на строительстве укреплений, – рассказывает Таисия Савельевна. – И нас из Лисунов погнали в сторону Витебска, ближе к фронту. Дети по дороге замерзали, взрослые падали от усталости. Когда добрались до нужного места, разместили нас уже в домах. Кормили утром и вечером баландой из мерзлого картофеля и моркови, давали по кусочку хлеба. Взрослых, в том числе и маму, каждое утро увозили рыть окопы – наши наступали.

Сколько пробыли в лагере, Таисия Савельевна не помнит. Не может забыть только одно счастливое утро, когда немец-«выгоняла» вбежал в дом и вместо привычного «Арбайтен!» закричал на белорусском языке: «Назад, у Лісуны, а з Лісуноў – дадому!» Неужели все закончилось?!

PRAS.by""
Таиса и Надя Бодуновы

Узников доставили вначале в Полоцк, и вскоре они уже ехали в тесном вагоне товарного поезда. Каждый выходил на своей станции.

Бодуновы только на второй день попали в свой осиротевший дом (отца и старшего брата гитлеровцы расстреляли еще в 1942-м). Сбросили вшивые лохмотья, но назавтра всех детей свалила корь. Через трое суток не стало младшенького...

Более долгим был путь домой старших сестер.

– Галю после лагеря отправили в Германию, а нас с Ниной и парнями посадили на подводу, – дополняет Евгения Савельевна. – Немцы опасались, что дорога может быть заминирована, поэтому мы ехали впереди колонны отступающего врага. И могли бы погибнуть, так как один раз позади внезапно прогремел взрыв... Нас освободили войска Красной Армии летом 1944 года под Минском. Тяжко вспоминать всё... Вы счастливые, что войны не видали. И дай Бог не знать ее никогда!..

***

…Сегодня в Лисунах ничто не напоминает о лагере для мирного населения, располагавшемся там более 70 лет назад. Впрочем, в буйной зелени среди зданий более поздней постройки спрятался деревянный дом-старичок. Быть может, он был свидетелем людских страданий? В соседней деревне Владычино, часть территории которой раньше принадлежала Новке, на местах сожжения людей насыпано два кургана.

PRAS.by""

Наверху — обелиски с именами погибших: старики и дети 1940—1941 годов рождения. В Матюшах тоже установлен памятник землякам, сгоревшим в огне той кровавой войны. 

Фото:
поделиться в соцсетях