Особенная история Анны и Саши: инвалидность – не помеха семейному счастью

Особенная история Анны и Саши: инвалидность – не помеха семейному счастью

Как не стоит относиться к людям с особенностями и что помогает не опускать руки в трудных жизненных ситуациях?

История любви минчан Анны Книги и Александра Малышева очень поучительна в этом плане.

– Если бы не трагедия, то я не встретила бы свою самую большую любовь, – признается Анна. – Инвалидность заставила меня иначе расставить приоритеты. Раньше у меня было и здоровье, и деньги, и близкие люди, а мне хотелось чего-то большего. Сегодня я благодарна небесам за Сашу. Он для меня – все.

На свою голову

До 35 лет Анна вела далеко не образцовый образ жизни: вне брака родила сына, любила выпить в веселой компании... На одной из вечеринок гости устроили потасовку и случайно ударили компаньонку по голове. С черепно-мозговой травмой она попала в больницу. Во время операции врачи нечаянно затронули нерв, у женщины случился инсульт, и правую часть тела парализовало.

Мать Анны, узнав о произошедшем, отказалась от дочери. Предали и друзья.

– Чувствовала разочарование и растерянность: не знала, как жить дальше, – вспоминает наша собеседница. – Но по натуре я боец: научилась передвигаться на коляске, обслуживать себя. Теперь даже маникюр делаю и шнурки завязываю самостоятельно.

В больнице Анна провела 1,5 года, а потом ее перевели в дом-интернат для пенсионеров и инвалидов. Общаться ни с кем не хотелось, но одна из санитарок, пожалев «новосела», предложила познакомиться с молодым человеком Александром, тоже проживающем в интернате.

Белая ворона

Саша родился с ДЦП, однако в детстве о том, что «особенный», не подозревал. Жил в Ивенецком доме-интернате для детей с особенностями физического развития. После окончания школы родители забрали его в Минск. Там и начались проблемы.

– Когда я впервые вышел из подъезда родительского дома, то сразу услышал насмешки со стороны сидящих на скамейке бабушек, – вспоминает Александр. – В груди все сжалось от боли... Пообещал себе, что больше на улицу ни ногой.

Отец парня попытался поговорить с соседками. Те молчали в ответ.

– Я понимал, что отец не сможет меня от всех защитить, и я навсегда останусь белой вороной, – говорит Александр. – Ни слова не говоря родным, я начал оформлять документы в дом-интернат...

Специалисты социального учреждения отговаривали парня. Родители тоже были против переезда, но Саша настоял на своем. Как ни странно, но именно в интернате он вздохнул полной грудью: завел друзей, устроился на работу (лифтером). Постепенно обрел уверенность в себе и даже отважился как-то навестить родных. Когда гордо шел через двор, соседки остановили с расспросами – куда пропал? Соврал, что получил в другом районе двухкомнатную квартиру, устроился на работу и женился...

Встретились два одиночества

День своего знакомства Анна и Александр помнят в мельчайших деталях. Он сидел в коридоре, грустил, а она подъехала и предложила дружить. Стали встречаться, а через 8 месяцев расписались. Свадьбу сыграли прямо в интернате, а потом взялись за обустройство комнаты: купили тахту, холодильник, компьютер, плазменный телевизор. В мае этого года, через 8 лет после начала совместной жизни, переехали в специальный дом для ветеранов, престарелых и инвалидов № 1 Минска. В нем живет и отец Анны.

PRAS.by""

Теперь семья Анны и Александра ничем не отличается от остальных. Минчанка самостоятельно готовит еду и убирает в квартире, а ее супруг продолжает работать в доме-интернате лифтером: до работы, к слову, добирается без посторонней помощи.

Юлия БАЛАКИРЕВА

поделиться в соцсетях