Особый случай: как построить квартиру многодетному отцу и инвалиду первой группы?

Особый случай: как построить квартиру многодетному отцу и инвалиду первой группы?

Житель Барановичского района безуспешно пытается улучшить жилищные условия. Социальное жилье в районе не строится, средств на покупку квартиры у многодетного инвалида нет, льготное кредитование на приобретение жилья сейчас приостановлено. Есть ли выход из ситуации?

Семья Бориса Фейгина из шести человек живет в двухкомнатной квартире жилой площадью 26 кв. метров. Одну комнату занимает старшая дочь, в другой ютятся Борис с женой и тремя малолетними детишками. Все попытки улучшить жилищные условия безжалостно разбиваются о суровую действительность. Фейгин понимает, что никто ничего ему не должен, но на разумную помощь со стороны государства все же надеется...

ReeadMoreBlock

Судьба еще в детстве наказала Бориса по всей строгости: мать официально отказалась от мальчика сразу после родов, узнав, что у сына детский церебральный паралич (ДЦП). Борис Аркадьевич до сих пор хранит в папке с документами два пожелтевших листа, написанных от руки, – расписки родителей об отказе от него. (Став взрослым, Фейгин нашел своих родных – они перебрались на постоянное жительство в Израиль. Расстояние не стало препятствием для Бориса, вот только мать с отцом и двое братьев его не признали.)

Ходить мальчик начал в 14 лет.

– В то время я воспитывался в Городищенском доме-интернате Барановичского района, – вспоминает Борис. – Однажды увидел, как медсестра учит ходить моего соседа, и подумал: почему бы и мне не попробовать? Но медсестра ответила, что у меня плохой диагноз и, скорее всего, ничего не получится. Я обиделся на нее до такой степени, что... научился ходить.

В 18 лет Фейгина перевели в дом-интернат, расположенный в деревне Лесная того же Барановичского района. Там молодой человек всерьез задумался о своей дальнейшей жизни. «Остаться навсегда на гособеспечении – самый простой способ, но не самый желанный, – размышлял Борис. – Я хочу иметь свой угол, семью, детей, в общем, чтобы как у людей было». Но ему на каждом шагу напоминали об инвалидности...

– Чтобы самому зарабатывать на жизнь, нужно иметь профессию. Я хотел стать водителем, но мне отказали, – вспоминает собеседник. – Нельзя было и на компьютерные курсы пойти. Побороть сопротивление медиков мне не удалось: помимо ДЦП, они ставят мне еще и психоневрологический диагноз, с которым я категорически не согласен, но меня никто не спрашивает...

И тогда Борис Фейгин самостоятельно изучил устройство компьютера, начал ремонтировать эту замысловатую технику. Вышивал картины и продавал их. Научился шить и вязать.

Женился во время проживания в доме-интернате. Родилась дочь, но счастливы молодые были недолго: умерла жена, дочку Аню забрали в детский дом, поскольку отец-инвалид не в состоянии сам воспитывать маленького ребенка (родительских прав Фейгина не лишили. – Прим. авт.).

– Я не хотел, чтобы моя дочь, как и я, скиталась по интернатам. Но мне четко дали понять: для того чтобы забрать девочку, нужно жениться на здоровой женщине, которая станет ее опекуном, и обзавестись жильем, – рассказывает Борис.

PRAS.by""

Фейгину понадобилось 6 лет, чтобы осуществить задуманное.

За это время не без помощи отзывчивых людей он купил двухкомнатную квартиру, в которой живет и сегодня. Потом женился на Марине, ставшей опекуном его Анны. Родились сыновья-двойняшки Эммануил и Эльханан, еще одна дочь – Амалия.

Исполком предлагал Фейгиным более просторную двухкомнатную квартиру в поселке Жемчужный, но Бориса Аркадьевича не устроили условия.

– Мы бы и рады помочь Фейгиным, но в очереди на улучшение жилищных условий семья стоит с 2013 года и числится далеко не под первым номером, – говорит заместитель председателя Барановичского райисполкома Сергей Слива. – Борис Аркадьевич не единственный инвалид, нуждающийся в жилье. Его активная жизненная позиция мне импонирует, ставлю его в пример даже здоровым мужчинам. Был у него дома: в квартире есть вся необходимая бытовая техника и даже посудомоечная машина, хорошая мебель, холодильник не пустует, дети одеты хорошо. Конечно, семье тесно на 42 квадратных метрах, но на данном этапе социальное жилье в районе не строится.

Разумеется, средств на покупку нового жилья у многодетного инвалида нет. Борис Аркадьевич рассчитывал получить льготный кредит для улучшения жилищных условий и даже обращался в Министерство архитектуры и строительства, но ему ответили, что в соответствии с поручением Совета Министров от 23.03.2015 года временно приостановлена процедура включения граждан в списки для получения льготного кредитования на строительство и приобретение жилья.

– Мне кажется, что дело не в сложных экономических условиях, а в моей инвалидности, – предполагает Фейгин. – Но я ведь пользовался услугами банков, всегда вовремя погашал взятые кредиты и не понимаю, почему нашу ситуацию нельзя рассмотреть в индивидуальном порядке?

Миролюбивый нрав, чувство юмора позволяют Борису Аркадьевичу выстраивать с людьми хорошие отношения, однако некоторые упрекают его в меркантильности: дескать, специально детей нарожали, чтобы получить статус многодетных. Фейгин заявляет, что сам обеспечивает свою семью, манны небесной не ждет, но хотел бы лишь пользоваться теми минимальными благами, которые гарантирует государство таким людям, как он.

Фото:
поделиться в соцсетях