Под петицией против варварской обрезки деревьев подписалось более 1400 человек

Под петицией против варварской обрезки деревьев подписалось более 1400 человек

Граждане протестуют против превращения деревьев в голые столбы, городские службы утверждают, что это необходимо для безопасности горожан, а природоохранные организации в один голос твердят о заговоре застройщиков

На днях в Министерство ЖКХ и Министерство природных ресурсов и окружающей среды отправилась петиция, под которой подписалось более 1400 человек. О том, действительно ли у белорусов есть повод протестовать, разбирался корреспондент belchas.by.

Деревья умирают стоя

По данным статистики, в Минске растет около 2 миллионов деревьев без учета лесных насаждений. Более 400 из них считаются особо ценными – эти деревья старше 100-200 лет. Несколько раз в год минчане становятся свидетелями ужасающей трансформации: деревья, раскидистые кроны которых радовали глаз, превращаются в голые столбы. Зачем это надо?

PRAS.by""

Существует множество способов обрезки деревьев. По словам ведущего научного сотрудника сектора мониторинга растительного мира Института экспериментальной ботаники имени В.Ф. Купревича АН Беларуси Ирины Вознячук, у нас все чаще используют сплошное топингование деревьев – полную обрезку деревьев. При этом обрезка часто проводится даже в парках, без учета породы и возраста дерева, порой и зимой на фоне заморозков без обработки ран. «Если обрезка была, с деревом нужно проводить дальнейшие работы – формировать крону. Иначе оно погибнет», – убеждена Ирина Вознячук.  

По правилам, при обрезке скелетных ветвей нельзя оставлять пеньки, срезы на верхушках деревьев должны быть скошены, чтобы не застаивалась вода, все срезы должны закрашиваться. Делается это или нет, судить сложно. На сегодняшний день нет четких правил, регулирующих обрезку, есть только рекомендации. Причем лицензирование на обрезку деревьев не требуется – его может проводить и неквалифицированный рабочий, у которого есть пила.

ReeadMoreBlock

Ирина Вознячук рассказывает, что зачастую обрезке подвергают здоровые деревья и это становится причиной болезни: на следующий год дерево уже можно ставить «на учет». Аварийное состояние – основная причина удаления. Так, например, поступили с деревьями у Минского суворовского военного училища: на следующий год после обрезки – которая, по мнению Ирины Вознячук, и не была нужна – из более чем полусотни деревьев пришлось удалить пять. Еще часть по прогнозам эксперта через пару лет занесут в список аварийных.

По законодательству удаление деревьев в хорошем состоянии возможно в одном случае: если они попадают в пятно застройки. При этом необходимо провести компенсаторные работы – посадить новое дерево. Если же удаляют «аварийное» дерево, эти работы не обязательны. По мнению Ирины Вознячук, в некоторых случаях обрезку проводят как раз для того, чтобы «довести» дерево до критического состояния.

Однако это только догадки, применимые исключительно к частным застройщикам. Городские службы утверждают, что обрезка деревьев производится в целях безопасности горожан. «Сотрудники специализирующихся на таких видах работ организаций не совершают нарушений при производстве этой деятельности. В УП «Минскзеленстрой» квалифицированные специалисты четко знают, какие породы деревьев и когда можно подвергать санитарной обрезке, как правильно обрезать ветви», – рассказала во время прямой линии в газете «Аргументы и Факты» руководитель службы по благоустройству и содержанию объектов зеленого хозяйства УП «Минскзеленстрой» Анжелика Пузанкова. Специалисты, которые проводят обрезку, руководствуются не только рекомендациями, но и требованиями технических указаний по обрезке и формированию декоративных древесно-кустарниковых растений, разработанных НПО «Жилкоммунтехника». «Проблема в том, что также занимаются обрезкой множество частных фирм», – подытожила Анжелика Пузанкова. А это значит, что подозрения в адрес застройщиков имеют под собой почву.

Чтобы дышать было легче

Действительно ли нужна деревьям обрезка, вопрос спорный. Но экологи Института экспериментальной ботаники выявили следующий факт: необрезанные тополя возраста 80-90 лет изнутри здоровые, а во всех деревьях, подвергшихся обрезке, обнаружена стволовая гниль. По словам Ирины Вознячук, хоть тополь и относится к быстрорастущей породе, но топпинг не «омолаживает» дерево, а лишь способствует формированию новых побегов из одной точки роста, что в будущем может быть опасно для прохожих.

«Бороться с варварской обрезкой деревьев просто, – считает Ирина Вознячук. – Экономистам нужно просто сесть и посчитать, сколько средств ежегодно уходит сначала на обрезку, потом на удаление аварийных деревьев, на компенсаторные работы и посадку нового дерева». При этом еще минимум 3 года посаженное молодое дерево не сможет выполнять необходимые функции, т.е. справляться с загрязнением воздуха в той мере, в какой это делало взрослое дерево.

PRAS.by""

Исследователи заключают, что насаждения в Минске сегодня не справляются с загрязнением, хотя по озелененности Беларусь занимает не последнее место в мире. Но и не первое: самыми «цветущими» считаются города стран Скандинавии, Дании, Бельгии, Голландии, Австрии, Словении и Литвы.

По мнению Игоря Корзуна из общественной кампании «Городской Лесничий», которая и выступила инициатором петиции по проблеме нерегламентированной обрезки объектов растительного мира в городах Беларуси, все дело в нижнем ярусе озеленения в городе. Во многих европейских городах он хорошо развит, тогда как в скверах, парках белорусской столицы сохранилось мало кустарников, нижнеярусные насаждения часто скашиваются. А ведь именно кустарники могут защитить городской сквер от пыли и шума. К слову, полоса кустарников снижает загрязнение атмосферного воздуха настолько же, как пятиметровая однорядная полоса деревьев – на 5-7%.

ReeadMoreBlock

Согласно белорусским нормам обеспеченности населения ландшафтно-рекреационными территориями, на одного человека должно приходиться до 10 квадратных метров озеленений. Но вот в чем противоречие: нормы озелененности территорий в законодательстве есть, а уточнений о том, чем они должны быть озеленены – деревьями, кустарниками или чем-то другим – нет. Уточнить терминологию по экологическим вопросам – один из пунктов петиции.

Пустыня в центре города

Больше всего вреда деревьям приносит не варварская обрезка, а невнимание. Ирина Вознячук приводит пример, когда при проектировании нового парка в Могилеве были практически уничтожены 90-летние ясени и вязы – их засыпали почти на 40 см.

Среди проблем «зеленой» сферы и так называемые городские пустыни – пустыри, на которых растения просто не приживаются. Одна из таких пустынь – парк 1000-летия города Витебска, в котором нет ни одного дерева. По словам ведущего научного сотрудника лаборатории оптимизации геосистем Института природопользования НАН Людмилы Кравчук,  это случается из-за неправильной организации ям для посадок. В северной столице Беларуси суглинистые почвы, поэтому растительность вымокает и не приживается. В Гомеле же пустыри образовываются в основном из-за сухой земли. Ситуацию можно решить, создав локальные плодородные участки с систематическим поливом, подкормкой. По мнению Людмилы Кравчук, совет специалиста, эколога помог бы городским службам и частным застройщикам «окультурить» землю и сделать город зеленее и чище.

Фото:
поделиться в соцсетях