Помог профсоюз: девушку отказывались брать на работу из-за… незаконного увольнения

Помог профсоюз: девушку отказывались брать на работу из-за… незаконного увольнения

Трудоустроиться по распределению тоже бывает непросто. Жительнице Гомеля, выпускнице вспомогательной школы-интерната, это удалось только благодаря поддержке профактивистов

Судьба была несправедлива к Кате с раннего детства: едва успев появиться на свет, девочка очутилась в Доме малютки в Мозыре. В первый класс пошла в школе-интернате Светлогорска, и одноклассники неожиданно сообщили, что у нее есть брат. Катя не поверила, но это оказалось правдой. Саша действительно учился здесь же, в седьмом классе. Он рассказал, как они жили вместе с мамой, папой и сводной сестрой Валентиной в Гомеле. Отец был на хорошем счету на работе, и ему дали квартиру. Но мать начала пить, а потом – и отец. Саша часто оставался один дома с малышкой: пеленал, мыл, кормил ее, пока в один из дней родителей не лишили родительских прав...

***

Шли годы. Катя и Саша дружили, часто проводили время вместе. Окончив школу, брат уехал к родителям. Катя тоже верила, что вернется к ним...

ReeadMoreBlock

В седьмом классе Катерине пришлось расстаться с подружками, так как школу-интернат расформировали. Девочка пережила сильный стресс, после чего медики внезапно обнаружили у нее... легкую умственную отсталость, и ребенок был отправлен во вспомогательную школу-интернат. Приехав навестить сестру, Саша рассказал, что отец умер, так и не перестав пить, а мать пропила все вещи: в квартире не осталось даже стульев…

Катя, получив свидетельство об окончании вспомогательной школы, продолжила учиться в строительном лицее в Гомеле. Осваивая профессию штукатура-маляра, жила в общежитии. Как-то осмелилась приехать к матери, но та хотела выгнать дочь. Саша не позволил. Через какое-то время девушка поняла: жить здесь она не сможет. И тут повезло: в прошлом году ей выделили социальное жилье.

А в лицее тем временем не скрывали, что с трудоустройством возможны проблемы. Предприятия еще в прошлом году брали выпускников этого учебного заведения на оплачиваемую практику, но в 2016-м отказались платить практикантам. Администрации лицея пришлось «покрутиться», чтобы учащиеся прошли хоть какую практику.

Девчат приняло СУ № 107 ОАО «Гомельпромстрой», но с оговоркой: если будут справляться, возможно, возьмут потом и на работу. Но в мае из-за отсутствия новых строительных объектов начались сокращения, и лицею отказали в трудоустройстве выпускников.

Поскольку учебное заведение обязано распределять выпускников-сирот, то ребят водили по предприятиям, однако уговорить нанимателей принять их на работу удавалось не везде.

Кате, казалось бы, повезло: ее пообещали взять в ЧСУП «Жираф-строй». Девушка написала заявление, передала мастеру лицея. Частник оформил трудовую, сразу зачислил на карточку новой работницы 10 млн. рублей (так называемые подъемные) и попросил подождать какое-то время – мол, позже сообщат, когда нужно приступить к работе. Катерина рассчиталась с долгом за жилье, купила холодильник и необходимую мебель, а через полторы недели представители лицея сказали, что предприятие обанкротилось, и ее увольняют по соглашению сторон...

Поиски нового места работы заняли все лето. Катя попыталась стать на учет в центр занятости, но в ответ услышала, что сделать это без справки о свободном трудоустройстве невозможно. Безрезультатно искал ей работу и брат: с «чистой» трудовой брать никто не хотел. Кто-то из друзей подсказал девушке, что можно поработать за еду – такую «услугу» оказывает один из фермеров в Гомельском районе, и Катерина на протяжении двух месяцев трудилась там – готовила обед для работающих в поле. Но, к счастью, однажды узнала от своей подруги, что профсоюзы могут помочь в подобной ситуации – belchas.by уже рассказывал об этой истории.

***

– Беседовали мы долго, и я видела перед собой совершенно здоровую, разумно мыслящую девушку, — рассказывает главный специалист социально-экономического отдела Гомельского областного объединения профсоюзов Надежда Мосейкова, к которой пришла Катерина.

ReeadMoreBlock

Горя желанием помочь, Надежда Петровна обратилась к главному правовому инспектору обкома профсоюза работников культуры Василию Демчихину.

– Выпускницу-сироту справедливо отказываются брать на работу, так как ее уволили незаконно из «Жираф-строя» по соглашению сторон: в течение года наниматель не имеет права уволить молодого специалиста, – констатировал юрист. – И ни один наниматель не вправе принять молодого специалиста на работу без справки о самостоятельном трудоустройстве до истечения срока отработки. В случае же банкротства организация должна была подготовить соответствующее письменное уведомление в лицей, а тот, в свою очередь, – перераспределить выпускника на новое место.

Удивительно, но ответственные лица, как выяснилось, сочли ситуацию с увольнением Кати по соглашению сторон вполне законной. Кроме того, администрация лицея не хотела выдавать справку о свободном трудоустройстве, ссылаясь на некий запрет Минобразования, и все время твердили: девушка из-за своего «диагноза» требует особого контроля.

Но профсоюзные специалисты продолжили отстаивать права Катерины. Правда, найти «Жираф-строй» (который, кстати, остался должен сироте зарплату за полторы недели работы) у них не получилось: контактные телефоны организации «молчали». Однако профактивисты настояли на приведении в соответствие с законодательством документов девушки. Наконец, требуемое от лицея было получено. Катя встала на очередь нуждающихся в трудоустройстве, прошла медосмотр и вот уже месяц трудится в должности упаковщика на одном из стабильно работающих предприятий Гомеля. В коллективе чувствует себя прекрасно. Руководство говорит, что трудится она прилежно и имеет все шансы остаться на длительный срок.

Жизнь у девушки налаживается. Она встречается по выходным с братом, дружит с одноклассницей, завела кошку. Катя призналась, что впервые за последние годы не чувствует себя одинокой. Благодаря профсоюзу она поверила в людей.

поделиться в соцсетях