Помог профсоюз: избавиться от медицинского диагноза и пойти учиться

Помог профсоюз: избавиться от медицинского диагноза и пойти учиться

Стать кулинаром – такая простая мечта выпускницы вспомогательной школы-интерната могла никогда не осуществиться. Но специалисты Гомельского областного объединения профсоюзов помогли Елене доказать свое психическое здоровье и реализовать право на образование

Елену В. мать оставила в Светлогорском роддоме. Без угрызений совести написала отказное заявление и ушла, оставив маленький комочек один на один с судьбой. Конечно, никто не знает тех обстоятельств, что побудили женщину сделать это, но 20-летняя девушка, прошедшая через интернатские учреждения, и сегодня старается не вспоминать о человеке, давшем ей жизнь.

Еще пару лет назад все могло бы измениться, и Елена, возможно, простила бы матери ее поступок, когда администрация школы-интерната, где воспитывалась девочка, разыскала родительницу (у которой, как оказалось, давно есть семья и трое детей. Прим. авт.) и пригласила ее на выпускной вечер. Дочь ждала, но мама не приехала... «Что ж, на нет и суда нет», – рассудила Елена и решила больше не тешить себя надеждой.

ReeadMoreBlock

Оканчивая строительное специальное училище, где получала профессию маляра-штукатура, девушка нередко испытывала печаль – так не хотелось возвращаться в город, где появилась на свет. К Гомелю очень привыкла и рада была бы остаться. Однако администрация училища настаивала: «Поедешь туда, где родилась; там найдут работу, поставят на очередь на жилье». Но однажды Елена вспомнила женщину, с которой познакомилась на выпускном. Звали ее Надежда Петровна Мосейкова. Она приезжала в интернат как представитель профсоюзов области. Тепло поздравила, вручила подарок, потом остановила в корридоре, распросила обо всем и даже предложила пожить у нее сколько нужно. Оставила номер телефона.

– Эта девочка мне очень понравилась, – вспоминает ту встречу главный специалист социально-экономического отдела Гомельского областного объединения профсоюзов Надежда Мосейкова. – Спокойная, уравновешенная, адекватная. Я тогда еще подумала: что она делает среди ребят с интеллектуальной недостаточностью? А когда Лена попросила помочь трудоустроиться туда, где проходила производственную практику, я просто не могла не откликнуться; понимала, что ребенку столько уже пришлось пережить...

***

Девочку-сироту на предприятии тоже запомнили: трудолюбивая, старательная, немногословная. Специалист объединения профсоюзов съездила в отдел кадров, и вопрос с трудоустройством Елены решился положительно. В тот же день в училище направили запрос.

Радость, правда, вскоре сменилась огорчением: на работу направили все-таки в чужой город. Со слезами на глазах Елена вновь пришла к Надежде Петровне. Мосейкова возмутилась: как же так? Позвонила на предприятие – может, там передумали? Нет, от сироты никто не отказывался. По факсу в училище было отправлена копия запроса (оригинал, как оказалось, загадочным образом исчез). Кроме того, Мосейкова лично поговорила с руководством учебного заведения. В итоге девушка получила желанное первое место работы и комнату в общежитии. В том, что у Елены и в остальном все получится, Надежда Петровна была уверена. Правда, снова и снова задавалась вопросом: не ошиблись ли специалисты, направив когда-то ребенка во вспомогательную школу?

***

Шло время. Однажды Надежда Мосейкова осторожно спросила у своей подопечной:

– Так и будешь всю жизнь работать маляром-штукатуром? Ведь ты умная, толковая.

– Я хотела бы поступить в кулинарное училище, но не имею на это права, – смутившись, ответила Елена.

– Принеси документы, и будем думать, как тебе помочь, – резюмировала профсоюзный специалист.

Надежда Петровна внимательно изучила законодательство в части гарантий конституционного права на образование и убедилась в правильности слов Елены. Во вспомогательной школе-интернате для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в котором девочка находилась с 1998 по 2013 годы, обучение велось по программе специального образования с минимально необходимым объемом содержания учебного материала. И знания, полученные ею за 9 школьных лет, соответствуют лишь уровню 6-го класса средней образовательной школы. На их основе получить среднее специальное и тем более высшее образование невозможно.

ReeadMoreBlock

– Обучение во вспомогательной школе свидетельствует о нарушении в интеллектуальном развитии, а такой диагноз – как приговор, – говорит Надежда Мосейкова. – Предполагаю: если у маленькой Елены и было какое-то заболевание, то она, вероятно, «переросла» его и выздоровела. Ведь она не раз проходила медкомиссии – при поступлении на учебу, приеме на работу, хорошо уживается с людьми, разумно рассуждает, успешно трудится, самостоятельно заботится о себе, готовит, стирает, убирает, всегда опрятна... Неужели сегодня можно говорить о какой-то задержке в развитии?

Своими мыслями Мосейкова поделилась с профсоюзным юристом.

– Статьей 57 Кодекса Республики Беларусь об образовании установлено, что каждый гражданин нашей страны имеет право обращаться для получения образования в любое учреждение образования, — прокомментировал ситуацию главный правовой инспектор Гомельской областной организации профсоюза работников культуры Василий Демчихин. – И Елена юридически имеет на это право. Нужно добиваться его реализации.

Василий Ефимович помог девушке подготовить заявление в управление образования. Вместе с ней в названную структуру отправилась и Надежда Мосейкова. В управлении удивились услышанныму и перепроверили всю информацию. Выяснилось, что ребенок попал во вспомогательную школу-интернат не случайно: специалисты тестировали девочку в разных классах и делали вывод, что она все же отставала в развитии. Однако в тот день перед руководством управления образования сидел совершенно здоровый взрослый человек, разумно отвечавший на все вопросы. И все сошлись во мнении, что девушке нужно помочь в ее стремлении учиться. Но в училище, как известно, берут только с аттестатом об общем базовом или среднем образовании. Получить же его можно, только избавившись от неприятного медицинского диагноза.

***

В областной клинической психиатрической больнице Елена прошла специальное тестирование, включавшее в том числе вопросы по учебным предметам (химии, биологии, физике) уровня обычной средней школы, которые, к слову, в интернате не изучались вообще.

– Я сама удивилась сложности заданий! – признается Надежда Петровна. – На отдельные вопросы даже я, имея высшее образование, затруднялась ответить, а Елена сконцентрировалась и справилась. Да так, что похвалил завотделением больницы. Она просто молодчина!

PRAS.by""

И вот на руках важный документ: Елена психически здорова. В областном управлении образования ей порекомендовали обратиться в одну из средних школ Гомеля для зачисления в вечерний клас в 2016–2017 учебном году. Ну а потом можно будет смело идти за своей заветной мечтой – освоить профессию кулинара.

Фото:
поделиться в соцсетях