Представитель Минтруда и соцзащиты: «Мы забыли, что такое реальная безработица»

Представитель Минтруда и соцзащиты: «Мы забыли, что такое реальная безработица»

С таким довольно неожиданным заявлением выступил на заседании Национального совета по трудовым и социальным вопросам начальник управления политики занятости Министерства труда и социальной защиты Олег Токун

Впрочем, ничего провокационного в приведенной фразе нет: в 2012–2014 годах уровень официально зарегистрированной безработицы не превышал 0,5% от экономически активного населения – и это достижение воспринималось как должное. Нынешний год ухудшил показатель вдвое (до 1%). И хотя он по-прежнему не выходит за рамки годового прогноза, заинтересованные стороны: правительство, профсоюзы и наниматели – принимают все меры, дабы всплеск не перерос в тревожную тенденцию.

Вообще белорусских безработных можно условно разделить на три группы: «Нет желания – нет работы», «Есть желание – нет достойных предложений», а также «Есть желание и рабочее место, но нет работы как таковой из-за простоев предприятия».

С первой группой – так называемых «отказников» – вопрос решен еще в апреле, когда был принят Декрет Президента №3 «О предупреждении социального иждивенчества». По этому документу у тех, кто избегал постоянной занятости, есть два варианта: найти, куда трудоустроиться, либо платить налоговый сбор на финансирование государственных расходов (в число которых входят затраты на медицину, образование, детские пособия или, к примеру, ремонт дорог).

Вторая группа безработных столкнулась с возросшей конкуренцией на белорусском рынке труда: вопреки тенденциям прошлых лет, спрос резко превысил предложение. Число вакансий, представленных нанимателями в службу занятости, на 1 декабря 2015 года сократилось в 1,5 раза по сравнению с 1 декабря 2014 года (с 43 до 29 тысяч), а количество соискателей, наоборот, увеличилось в два раза. В итоге, если недавно на каждого официально зарегистрированного безработного приходилось две вакансии, то сейчас на одно рабочее место претендует, говоря языком статистики, полтора человека. Единственное, что осталось неизменным, – рынок труда по-прежнему ориентирован на рабочие специальности.

Однако наибольшее беспокойство у социальных партнеров вызывает проблема скрытой безработицы. Она касается тружеников, занятых на неполный рабочий день или находящихся в отпуске за свой счет из-за простоя. Наряду с этим в группу риска попадают работники, которые оказались под угрозой увольнения на волне модернизации, реструктуризации предприятий и оптимизации численности трудовых коллективов.

В связи с этим на заседании Нацсовета обсуждались меры социальной ответственности: в первую очередь помощь по трудоустройству и обучению высвобождаемых работников. В качестве положительного примера приведен опыт Гродненской области, где в результате совместной работы органов службы занятости, нанимателей и профсоюзов 45,5% человек, подлежащих увольнению, были перераспределены на имеющиеся вакансии внутри организаций либо направлены к другим нанимателям, минуя стадию безработицы.

Однако часть работников все же вынуждена будет обратиться в службы занятости и хотя бы на время встать на учет. Поэтому важно обеспечить их надлежащим уровнем социальной защиты. Прежде всего это касается пособия по безработице. На данный момент оно мизерное – не более 2 базовых величин. Однако новым Генеральным соглашением и проектом программы содействия занятости на 2016–2020 годы предусмотрено внесение изменений в действующее законодательство: как отметили на заседании Нацсовета, планируется увеличение размера пособия по безработице до бюджета прожиточного минимума и введение страхования от безработицы.

Что касается общих цифр, то Министерство труда и соцзащиты не ожидает ухудшения статистических данных. «По нашим прогнозам, ситуация с безработицей будет оставаться стабильной в ближайшее время и до конца года не выйдет за рамки установленного прогнозного показателя в 1,5%», – отметил Олег Токун.

поделиться в соцсетях