Профессия дальнобойщик: завтрак – в Варшаве, ужин – в Москве…

Профессия дальнобойщик: завтрак – в Варшаве, ужин – в Москве…

Водитель-международник рассказал о «рентгене» на таможне, профессиональном братстве и о том, почему рецепты самых вкусных блюд можно узнать именно в дороге

Андрей Ступчик за баранкой лишь полтора года. В дальнобойщики подался, можно сказать, случайно.

По образованию Андрей – учитель физики и информатики, но за свои неполные 40 лет успел попробовать себя в разных профессиях: преподавал в колледже, работал программистом, заведовал магазином, был предпринимателем. А потом, изучив белорусский рынок труда, пришел к выводу: есть смысл податься в дальнобойщики, ведь там можно заработать необходимые для семьи средства.

И Ступчик пришел в столичную транспортную компанию «Споттер, ООО».

PRAS.by""

– Моим инструктором в первых поездках стал младший брат, работавший в этой же фирме, –  вспоминает Андрей. – Учил азам профессии жестко, но я не обижался: понимал, что не сегодня-завтра окажусь на незнакомой трассе за рулем большегруза один. Когда плохие дороги и неважная погода, поломки и кражи, лежащая на тебе огромная ответственность за перевозимый груз станут реальностью, будет не до романтики.

Андрей Ступчик честно признается: работа оказалась тяжелой, хотя и не тяжелей других. За приличную заработную плату приходится платить постоянным отсутствием дома, ночевками в кабине автомобиля, скитанием по чужим городам и странам, довольно-таки сложным рабочим графиком и прочими моментами.

График мучит и учит

Водители-международники разных стран подчиняются одним и тем же правилам, регламентированным европейским соглашением о режиме труда и отдыха (ЕСТР). Согласно этому документу после каждых четырех с половиной часов вождения необходимо минимум 45 минут отдыха. В документе прописано все: сколько ехать, сколько отдыхать, когда есть, когда спать. За рабочим графиком дальнобойщика строго следят специальные автоматические устройства – тахографы.

– За нарушение режимов дают большие штрафы и водителю, и фирме. Если выпишут 200-300 евро, считай, отнеслись еще лояльно, – отмечает Андрей. – Поэтому среду водителей-дальнобойщиков можно смело называть законопослушной. Разумеется, на нас распространяются нормы Трудового кодекса, но мы подчинены еще и международным актам.

PRAS.by""
Семья, которая всегда с нетерпением ждет Андрея домой.

Ступчик работает в белорусской фирме, и это обстоятельство дает определенные плюсы: он ездит по ближнему зарубежью, чаще бывает дома. Но и без минусов не обходится. Если ты работаешь только в Европе, то избавлен от прохождения границ, таможенных досмотров. Андрею же эти процедуры приходится совершать регулярно: его «Вольво» не раз подвергался «рентгену» на таможне, порой возникали вопросы с документами.

– Все минусы щедро окупаются бонусами, – уверен Андрей. – Разве это не удовольствие – колесить по разным городам и странам, пусть и через окно, но видеть красоты окружающего тебя мира. Правда, некоторые мои коллеги шутят, что это все равно, что есть мороженное через стекло…

ReeadMoreBlock

Братство  колеса

Ступчик с первых дней работы был впечатлен профессиональным братством, солидарностью, которая присуща дальнобойщикам.

– Однажды по рации слышу информацию, что на трассе стоит лесовоз, а из-под него торчат ноги водителя. «Парни, кто там рядышком, гляньте, не случилось ли чего?». Рядышком был я. – рассказывает Андрей. – Остановился, вышел. Оказалось, случилась поломка, и водитель сам ее устранял. Я помог, чем смог. И тут останавливается еще одна фура, уже из нашей фирмы. Выскакивает водитель и ко мне: дескать, почему молчит рация столько времени? Он же не знал, что я вышел помогать, и  разволновался, причем за незнакомого ему человека.

А еще дальнобойщики, как правило, хорошие повара. Многие сами готовят, ведь еда в пунктах придорожного сервиса достаточно дорогая да и не всегда вкусная.

– Прямо в дороге можно услышать массу интересных рецептов из какой угодно кухни – польской, грузинской, болгарской, – говорит Андрей Ступчик. – Между прочим, у водителей-международников стерты национальные грани. Когда ты в дороге, неважно, кто тебе поможет или кому поможешь ты, главное – взаимовыручка, неравнодушие, а они у дальнобойщиков развиты как ни у кого».

Андрею памятен случай, когда по дороге в Москву посреди ночи у него лопнуло колесо. От несчастья спасло то, что скорость была небольшой, а трасса – пустынной. Ступчик удержал «Вольво» на обочине, а придя в себя, начал менять колесо. Едва забрался под машину, как услышал: «Ну и кто тут у нас среди ночи загорает, солнца-то нет?». Оказалось, мимо проезжал другой водитель-международник, и, увидев фуру с включенной аварийной сигнализацией, остановился узнать, в чем дело и, разумеется, помочь.

Путь – процесс длительный и непредсказуемый, но Андрей знает:  где-то далеко этот груз очень-очень ждут. Чтобы доставить его вовремя, водители-международники находятся в дороге неделями, а то и то и месяцами. Те, кто на это не способен, в дальнобойщики не идут.

Фото:
поделиться в соцсетях