ГАЗЕТА ФЕДЭРАЦЫI ПРАФСАЮЗАУ БЕЛАРУСI
20 номер
01 апреля / На злобу дня

Бутерброд без Марса

Почему от посевной кампании этого года зависит аппетит всего человечества?

«Все больше районов Беларуси приступают к посевной кампании», – такие новости, как и подробное освещение уборочной, раздражают часть наших сограждан: мол, к чему ежегодно подробно освещать специфические сельскохозяйственные процессы, которые входят в обязанности аграриев, а нас не касаются. Поверьте, если не уделять им должного внимания и общественной поддержки, то на фоне происходящего в мире они могут нас так коснуться, что к осени сами помчимся на ниву с серпом наперевес, на бегу изучая различия между рожью и пшеницей.

«Приготовьтесь к аду на земле»

Возле штаб-квартиры ООН с конца 1950-х годов стоит скульптура «Перекуем мечи на орала». Подаренный Советским Союзом странам Запада памятник десятилетиями символизировал отказ от войн и переход к мирному труду. Однако наступили другие времена: бушуют санкционные и реальные конфликты, обрекая на голод миллионы людей. Готовь, скульптор, инструменты для нового монумента: «Перекуем орала на мечи»?.. Но когда из пахотных изготавливают орудия артиллерийские, можно ведь без хлеба остаться, не так ли?

Если вы не сильны в образах, вот вам цифры. Менее полугода назад представитель ООН – из кабинета которого, возможно, видна упомянутая скульптура – призвал богатейших людей мира пожертвовать 6,6 млрд. долларов на борьбу с голодом. Причем честно признался: этого не хватит для полной ликвидации проблемы – хотя бы смягчить ее последствия. Сколько надо на самом деле, так и не сказал. Что ж, давайте гипотетически увеличим просьбу в 10 раз (чтоб наверняка) до 66 млрд. долларов. Много? Жутко много! Но все равно в 8 раз меньше той суммы, которую годом ранее страны мира потратили на закупку оружия и оплату военных услуг, – 531 миллиард. Причем оборонные расходы росли даже в условиях стремительного распространения коронавируса. Хотя исполнительный директор Всемирной продовольственной программы ООН Дэвид Бизли (кстати, именно он просил деньги у миллиардеров) предупреждал, что из-за пандемии человечеству грозит «голод библейских масштабов».

На прошлой неделе он вновь запросил финансовую помощь на борьбу с голодом – теперь уже у лидеров стран Европы (искомая сумма возросла до 8 млрд. долларов). Выступление Дэвида Бизли сопровождалось еще более устрашающим комментарием: «Если вы думаете, что у нас сейчас ад на земле, то просто приготовьтесь». На этот раз тревога на грани паники вызвана военной спецоперацией в Украине.

Пустые трюмы танкеров

На долю наших восточных и южных соседей приходится около 30% мирового экспорта пшеницы и почти 20% кукурузы. К слову, эти злаки входят в состав четверти продуктов во всем мире.

Украина поставки продовольствия уже прекратила. В самой стране сорвано начало посевной: тракторы по понятным причинам застыли на мехдворах, и не ясно, когда их смогут вывести в поле. Какой тут экспорт – с таким раскладом свои бы закрома к осени заполнить.

Статус мирового экспортера России тоже тает в тумане. Даже если удастся собрать столько пшеницы, что хватит накормить полмира, санкции не позволят этого сделать. Проблемы начнутся с платежей (пресловутая система SWIFT) и продолжатся до пункта назначения: к примеру, если танкер с пшеницей внезапно попадет в черный список, то в ряде портов ему дадут от ворот поворот.

Между тем две славянские житницы обеспечивали продовольствием два крайне нестабильных региона планеты: Северную Африку и Ближний Восток. Египет, Ливан, Тунис, Ливия, Йемен – их зависимость от импорта пшеницы из России и Украины крайне велика (от 40% до 80% потребностей внутренних рынков). И если поставки прекратятся – а всё к этому идет – грядет настоящая катастрофа.

Лепешка замедленного действия

Вам знаком принцип домино? Когда одна падающая костяшка роняет другую, та – следующую и так далее. Для североафриканских и ближневосточных стран снижение импорта зерна может стать первой «костяшкой»: меньше пшеницы – больше спрос, чем больше спрос – тем выше цены, чем дороже хлеб – тем менее он доступен, чем больше голодных – тем больше недовольных. По оценкам экспертов, ситуация в Северной Африке и на Ближнем Востоке сейчас даже хуже, чем в преддверии «арабской весны». В некоторых странах уже начались волнения из-за роста стоимости хлеба.

Дотошный читатель прервет меня: «Но ведь не только Россия и Украина выращивают пшеницу – купили бы у других». Логично, но сложно в масштабах глобального рынка. Это вам не в соседнюю булочную сходить. Взять, к примеру, Египет. В прошлом году он закупил у России и Украины почти 5 млн. тонн (!) пшеницы (80% импорта). Задача «номер один» – найти продавца, который столько же наскребет по сусекам; задача «номер два» – выпросить цену, по которой торговали со славянами. В теории можно договориться хоть с США (что, собственно, и пытались сделать), но из-за большого расстояния перевозка обойдется дороже, что скажется на стоимости пшеницы и поставит крест на задаче «номер два». В итоге народ Египта ропщет, правительство замораживает цены на хлеб, президент разводит руками: «Я не могу дать вам 20 лепешек по цене одной сигареты». Похожая ситуация в Тунисе (где отмечен двукратный рост спроса на муку) и Судане (где тысячи людей вышли на улицы из-за подорожания хлеба на 40%).

Так на чем я остановился? Ах да, «арабская весна»… Социальный взрыв в Северной Африке и на Ближнем Востоке в начале 2010-х годов. Нас уверяли, что угнетенные народы захотели тогда установить у себя демократию. На самом деле проблема была в тех самых лепешках, которые вдруг подорожали до «двух сигарет». Потом были антиправительственные выступления, госперевороты, гражданские войны и миллионы беженцев в Европе. Так вот, когда Дэвид Бизли предсказывал «ад на земле», он подразумевал не бедного ливанца или голодного сирийца – он пугал сытого француза и богатого немца: «Если мы пренебрежем Северной Африкой, то Северная Африка придет в Европу. Если мы пренебрежем Ближним Востоком, то Ближний Восток придет в Европу». Другими словами, дайте денег, или миграционный кризис 2015-го померкнет на фоне нового нашествия беженцев.

Скушай мою команду!

По данным Международного валютного фонда, с апреля 2020 года по декабрь 2021-го из-за пандемии коронавируса и возросшей напряженности на международной арене пшеница подорожала на 80%. Всего за три месяца этого года цены подскочили еще на 37 пунктов. Плохие новости для тех государств и целых регионов, которые не могут собственными силами обеспечить себя зерном.

На самом деле украинский кризис заново открыл давно известный факт: продовольствие – не менее важный ресурс, чем энергоносители или IT-технологии. «Еда на вес золота» – не про счет в фешенебельном ресторане, это про будущее человечества, стремительно растущего в численности. Можно обойтись без космической программы по освоению Марса, но нельзя отказаться от еды.

В геополитике доступность продовольствия становится фактором стабильности и благополучия государства, а также… рычагом давления. Страны без хлеба будут слушать тех, у кого он есть. Чтобы иметь возможность что-то съесть.

Беларусь в этом плане самодостаточна: мы не только полностью обеспечиваем себя сельхозпродукцией, но еще и зарабатываем на внешних рынках (6,7 млрд. долларов экспортных доходов в прошлом году). Мы не зависим от чужих поставок.

А теперь слитно: мы независимы. Пора понять, что между продовольственной и национальной безопасностью давно стоит знак равенства.

Олег ФЕДОРОВ
Коллаж автора