ГАЗЕТА ФЕДЭРАЦЫI ПРАФСАЮЗАУ БЕЛАРУСI
38 номер
12 декабря / Социум

Какого цвета голос души

Пишут стихи, играют в спектаклях – слепота для Череухиных не стала преградой к творчеству

Любовь стала источником творческого вдохновения и дала силы жить, несмотря на невзгоды, гомельским литераторам Татьяне и Владимиру Череухиным. Они не только опора друг для друга, но и помогают не отчаиваться другим людям, оказавшимся в беде.

Татьяна играет в народном театре «ДКФэст» (действует при Доме культуры «Фестивальный»), пишет стихи, пьесы, прозу на русском и белорусском языках, состоит в Союзе писателей Беларуси. В 2020 году она стала лауреатом областной литературной премии им. К. Туровского как автор поэтического сборника «Ни при чем».

Владимир работает инструктором-методистом в отделе реабилитации унитарного предприятия «Светотехника», обучает инвалидов ходить с белой тростью, пользоваться специальными компьютерными программами и приложениями для смартфонов. Он также оказывает помощь как дипломированный психолог.

Похожие судьбы

Татьяна ослепла в 30 лет на фоне прогрессирующего хронического заболевания. Она успела окончить медучилище, проработать два года медсестрой и заочно получить филологическое образование в Гомельском государственном университете им. Ф. Скорины. Параллельно служила актрисой в Гомельском государственном театре кукол.

– У меня две страсти – литература и театр, – признается героиня материала. – В детстве занималась в театральных кружках; стихи пишу с 8 лет, но тему слепоты в творчестве смогла затронуть лишь через 10 лет после потери зрения. Я почти год сидела дома, меня начали забывать в городе, в литературной среде.

Именно тогда в мою жизнь пришел Володя…

Владимиру на момент встречи с Татьяной исполнился 21 год.

– Я горел желанием всем помогать, – с улыбкой вспоминает он. – Зрение у меня было слабым с детства. Учился в спецшколе, очень любил рисовать, занимался графикой, а в пятом классе ослеп на один глаз, в одиннадцатом (в 2003 году) перестал видеть совсем. Со временем начал лепить из глины, «рисовать» словами. Стихи для меня – это сублимация рисования.

Пишет Владимир исключительно на белорусском языке, легко и с юмором.

Например: «Пралятаючы паўз квітнеючы луг, жыццём званы, ты не-не ды мусіш назапасіць за пазухай карысны пылок, які пасля стараннага перажоўвання робіцца-такі мёдам мудрасці.

І вось калі праз шмат год тыцнеш для праверкі пальцам у бочку залатога ды пахучага, возьмеш на язык, ды пацвердзіш сам сабе на пільнае пытанне, што гэта ўсё-ткі мёд, а не нешта другое, то ты-такі пчала – можаш выдыхнуць з палёгкай.

А колькасць ног: шэсць там іх ці восем, або, крый Бог, дзьве – ні пра што не гаворыць».

А еще Череухин заочно окончил факультет психологии в 2017 году. Обучался, используя компьютер и диктофон.

– Познакомились мы в 2008 году, – добавляет Татьяна. – Володя посещал школу молодого литератора, а потом добыл мой номер телефона через знакомых и позвонил. Разговаривали мы четыре часа! Мне повезло – я еще успела рассмотреть его. Сказала: «Ты такой красивый!» Даже смогла увидеть его черно-белые рисунки – пейзажи, животных. Благодаря ему я воспряла духом. Вместе мы стали участвовать в культурных мероприятиях, презентовали свои книги, совместные сборники. Будучи зрячей, я не освоила компьютер – писала от руки, по старинке, а в 2010-м освоила слепой метод печати при помощи программы экранного доступа NVDA. Мы с Володей читаем сутками. Он еще слушает аудиокниги.

Пишу я с помощью синтезатора, который озвучивает все происходящее на экране. Шрифт Брайля мы почти не используем – подписываем им только продукты на полках (чай, крупу, варенье).

Яичница-пицца и стих с бархатинкой

Из своей квартиры, расположенной в 11-этажном доме, Татьяна Череухина выходит только с сопровождением. Владимир же перемещается сам, пользуется общественным транспортом, покупает продукты в магазинах. В свободное время супруги посещают театры, книжные выставки, любят гулять, готовить вместе еду. Их коронное блюдо – многослойная яичница-пицца.

Супруги своеобразно обмениваются мнениями о творчестве друг друга.

– У нас очень схожее так­тильно-цветовое восприятие, – поясняет Татьяна. – Я говорю: «Володя, стихотворение у тебя зелено-синее, деревянно-тепленькое, с бархатинкой, а вот тут какое-то каменное со стеклом и вдруг – раз – коричневое». И он меня понимает.

На грани триллера

Полтора года назад Татьяна играла в постановках народного театра «Инклюзион» Гомельского центра инклюзивной культуры – «Аля и Валя» и «Исповедь на грани триллера».

– «Исповедь…» – очень мрачный драматический моноспектакль, но это моя любимая работа на данный момент. Задача была – показать женщину, которая в автоаварии теряет зрение и любившего ее человека. После яркой жизни наступает тьма. Героиня начинает выпивать, становится наркоманкой и убивает своего ребенка. Затем она погибает на острове во время цунами. Основная мысль пьесы заключается в том, что нельзя оставлять людей одних в беде. Никто не застрахован от трагедий, но боль от них может породить чудовище, – рассказывает героиня материала. – Я мечтаю о театральных проектах, в которых могла бы участвовать наравне со зрячими актерами. Пишу также пьесы. Одна из них, «Бегущие по волнам», недавно вышла в финал международного конкурса «Время драмы». Стараюсь, чтобы в каждой пьесе был незрячий персонаж.

Елена ЖУКОВА, фото автора