ГАЗЕТА ФЕДЭРАЦЫI ПРАФСАЮЗАУ БЕЛАРУСI
48 номер
23 ноября / Ситуация

Оставили сносом

Три пожилые женщины-вдовы из Бреста примерно 6 лет назад попали в коммунальный тупик. Им обещали новые квартиры, так как их 70-летний дом собирались сносить, но в итоге здание оставили, и даже ремонт не сделали.

Злополучный дом № 38 по улице Героев обороны Брестской крепости найти непросто: от глаз прохожих его скрыли забором с баннерной сеткой. Подъездная дорога витиеватая, да и ту проложили только после обращения в Комитет госконтроля. Дело в том, что в 2016 году в Бресте началось строительство второй очереди Западного обхода. В районе улиц Зубачева – Героев обороны возводили путепровод, который и создал проблемы дому № 38. Властями города было принято рациональное решение снести старое строение.

– В ноябре 2016 года Брестский гор­исполком уведомил нас «о предстоящем изъятии для государственных нужд земельного участка в районе улиц Зубачева – Героев обороны со сносом расположенных на нем объектов недвижимого имущества», – зачитывает полученное 6 лет назад письмо самая молодая жительница дома (а ей за 60) Людмила Байда. – Нам предлагалось снять запрет на отчуждение квартир в собственность города. Для этого было необходимо полностью погасить стоимость приватизированных квартир.

– Мне на тот момент надо было выплатить еще порядка 20 млн. рублей на старые деньги, что для одинокой пенсионерки немало, но необходимую сумму я одолжила и долг погасила, – вступает в разговор еще одна жительница дома № 38 Надежда Трихонюк. – Предложение о сносе и выделении нам квартир порадовало. Ведь за более чем 70 лет своего существования наше жилье не видело капитального ремонта. В итоге крыша потекла, со стен обваливалась штукатурка, затрещал по швам фундамент. Пока был жив муж, он своими силами латал дыры, а когда его не стало, все усугубилось. Коммунальники же на наши обращения не реагировали. Поэтому я собрала вещи и стала ждать переселения.

Но надежды оказались напрасными. Власти решили, что строительству Западного обхода дом не мешает, следовательно, его можно и не сносить. А что касается состояния здания, то еще в ноябре 2010 года жилье признали хоть и не соответствующим санитарно-техническим требованиям, но пригодным для проживания.

– Конечно, это было для нас шоком, – признается Людмила Байда, которой вдвойне тяжело, так как она проживает в ветхом доме с мамой-инвалидом.

Здание после отмены решения о его сносе передавали на баланс разным ЖЭС, а потом и вовсе сняли с обслуживания, так как жильцы – участники совместного домо­владения и все проблемы должны решать сами. Вдовы уже и не знают, что им делать, как жить дальше? В квартире Надежды Трихонюк несколько лет течет крыша, из-за чего во всех комнатах сырость. Потолок в общем коридоре не сегодня-завтра может рухнуть. Отопительный сезон начался, но только номинально: дымоход не в порядке, а найти того, кто готов подняться на ненадежную крышу, непросто.

– Приватизация сыграла с жильцами злую шутку, ведь они стали полноправными владельцами квартир и любые возникающие проблемы должны решать за свой счет. Бюджетные средства на ремонт частного жилья выделяться не могут, – информирует заместитель генерального директора Брестского городского ЖКХ Александр Ильяшук. – Да, ремонт для пожилых женщин – задача непростая, но ведь у них есть наследники, которым впоследствии достанется жилье. Или же имеется вариант обратиться в органы соцобеспечения за оказанием материальной помощи на благоустройство жилья.

Галина СТРОЦКАЯ, фото автора