ГАЗЕТА ФЕДЭРАЦЫI ПРАФСАЮЗАУ БЕЛАРУСI
48 номер
13 марта / Память

Тайна карьера в Новоельне

Трагедия Новоельни – новая страница в расследовании геноцида населения Беларуси.

Подробности трагедии, произошедшей в городском поселке Новоельня Дятловского района в годы Великой Отечественной войны, раскрываются в ходе расследования дела по факту геноцида населения Беларуси. По разным данным, в Новоельне были убиты от 500 до 800 мирных жителей. Раскопки на месте массового захоронения начались летом прошлого года.

Чудом спасшийся

Сведения о том, что в Новоельне есть массовое захоронение, появились в начале 2000-х годов.

– В военный комиссариат Дятловского района тогда обратился местный житель. Он сообщил, что летом 1943 года на территории складов льноэкспортной базы были расстреляны около 50 человек, – рассказывает старший прокурор отдела прокуратуры Гродненской области, член следственной группы по расследованию уголовного дела по факту геноцида населения Беларуси Александр Седач. – На это место указывал и другой уроженец поселка. В 1943 году он жил в еврейском гетто, расположенном недалеко от Новоельни, и сам едва не погиб: немцы решили казнить 50 человек, он же оказался 51-м при отборе.

Наличие массового захоронения подтвердил еще один местный житель. По его словам, в военные годы на месте льноэкспортной базы находился песчаный карьер. Оккупанты расстреливали там людей. Всего было убито около 800 человек (по данным других свидетелей – порядка 500).

– В 2004 году военнослужащие 52-го отдельного специализированного поискового батальона проводили в Новоельне раскопки, но установить границы захоронения им не удалось: на этом месте находились склады, и поисковики «уперлись» в фундамент. В прошлом году с возбуждением уголовного дела по факту геноцида населения Беларуси расследование было возобновлено, – поясняет Александр Седач. – Чтобы найти очевидцев расстрелов, опросили свыше 130 местных жителей в возрасте старше 80 лет. Но только двое знали о тех событиях, и то – со слов родных.

Собрать по крупицам

Следственная группа работала с архивными материалами, однако найти сведения о расстрелах евреев в Новоельне в районных архивах (музеях) не удалось. Не подтвердили эти данные и списки граждан, погибших на фронте, в партизанских отрядах и уничтоженных гитлеровцами в период временной немецко-фашистской оккупации, составленные в 1969–1970 годах.

Зацепку обнаружили в материалах архивного уголовного дела УКГБ по Гродненской области в отношении коменданта полиции Новоельни Бортника. В документах зафиксированы показания 7 свидетелей, подтвердивших факты расстрела мирных жителей (преимущественно евреев) в 1942 и 1943 годах подразделениями СС Лиды, Новогрудка и Дятлово, а также полицейскими комендатурами Дятлово и Новоельни.

Из показаний свидетеля М.Н. Ситко: «…я как раз был на работе на лесопильном заводе, то от данного завода неподалеку производили расстрелы. Они подводили партиями с гетто как полураздетых, кого нагишом и с пулеметов расстреливали. Люди кричали, бросались в разные стороны, их на ходу пулеметной очередью срезали <…> Все имущество и вещи граждан еврейской национальности под руководством Бортника его полицией было разграблено полностью».

– В августе 2021 года поисковая рота 52-го специализированного поискового батальона приступила к раскопкам в районе льноэкспортной базы, склады которой уже снесены, и обнаружила останки не менее 62 человек в возрасте от 6 до 60 лет, многочисленные фрагменты пуль и гильз, – перечисляет Александр Седач. – Вещественные доказательства, в том числе личные вещи, одежда, обувь, гильзы, переданы на хранение в Гродненский государственный историко-археологический музей.

Расстрельные цифры

Экспозиция, посвященная геноциду белорусского народа, создана в выставочном зале, рассказывающем о событиях Великой Отечественной войны. По словам научного сотрудника отдела новейшей истории музея Андрея Греся, в период оккупации гетто создавались во многих городах и поселках Западной Белоруссии. Многие евреи не пережили зиму 1941–1942 годов из-за холода, голода и болезней. В 1943-м гитлеровцы начали уничтожать жителей гетто, отправляли их в концлагеря.

– Если евреев уничтожали по расовому признаку, то белорусов, как правило, – за помощь партизанам. Проводились так называемые карательные экспедиции. На Гродненщине вместе с жителями было сожжено более 40 населенных пунктов. В деревне Пузовичи Гродненского района погибли 488 человек, в Шауличах Волковысского района – 366 человек, в Княжеводцах Мостовского района – 900 человек, в несколько раз больше, чем в Хатыни, – замечает Андрей Гресь.

В Гродно с 1942 года расстрелы проводились на территории форта № 2 Гродненской крепости. Всего там было убито более 3 тысяч человек. В военных городках на улице Красно­армейской и на Фолюше были организованы лагеря для военнопленных – шталаги. В первый год оккупации там умерли около 30 тыс. советских солдат.

Ничто не укроется

Расследование продолжается. В состав следственной группы на территории Гродненской области входят более 50 прокурорских работников и следователей, историки, сотрудники архивов и музеев.

– За год, который прошел с момента возбуждения уголовного дела, на Гродненщине опрошено более 1000 очевидцев тех событий и их родственников. Установлены и осмотрены ранее неизвестные места захоронения и сожжения деревень. Изучены сотни уголовных дел, которые находятся в архивах КГБ и УВД. В частности, собраны доказательства того, что свыше 900 мирных граждан были убиты бойцами Армии Крайовой, – обращает внимание Александр Седач.

Весной раскопки в Новоельне продолжатся, также начнутся работы вблизи агрогородка Путришки Гродненского района, где установлено ранее неизвестное захоронение. По имеющимся данным, там было расстреляно около 300 человек. Следственная группа будет дополнять и анализировать материал по предполагаемым местам захоронений в Лиде, Щучине и Новогрудке. На их существование указывают архивные сведения, показания свидетелей.

– Вначале следственная группа отправляется с саперной бригадой войсковой части 5522 на место и проводит осмотр, а потом при необходимости привлекается поисковый батальон. В ноябре, к примеру, мы выезжали в район деревни Лапенки, но в ходе осмотра ничего не обнаружили. Есть показания свидетелей о наличии захоронения, есть подтверждающие архивные документы, но, по тем же документам, немцы, когда отступали, раскопали захоронение, чтобы скрыть следы преступлений, – отмечает Александр Седач. – Тела сжигали и высаживали сверху кустарники. Иногда, чтобы ускорить процесс разложения, использовали известь. Так, в частности, гитлеровцы поступили в Княжеводцах и Новоельне.

Елена КАЯЧ, фото автора