ГАЗЕТА ФЕДЭРАЦЫI ПРАФСАЮЗАУ БЕЛАРУСI
4 номер
20 января / Наследие

Тайна сфинкса

В их руках неприглядные на первый взгляд предметы становятся тем, чем и являются, – уникальными артефактами: помятая небольшая металлическая пластина – старинной накладкой на церковную книгу, скомканный кусочек кожи – детским ботиночком XIV века. Корреспондент «Беларускага Часу» заглянула в отдел исследования и реставрации объектов исторического наследия Гродненского государственного историко-археологического музея.

Хирург для мамонта

Здесь работают 7 художников-реставраторов, и у каждого своя специализация. Завотделом Иван Кирикович, например, восстанавливает изделия из металла, камня и кости. В день моего визита замечаю на рабочем столе позвонок мамонта, на котором появилась трещина. Этот предмет – из прежней экспозиции Старого замка. Специалисту предстоит его отреставрировать и покрыть особым консервирующим составом. Затем кость вернется в фонды на хранение.

– Консервация музейных предметов, подготовка к экспонированию – наша основная нагрузка, – рассказывает Иван Васильевич. – Бывает, занимаемся реконструкцией, но это, пожалуй, больше касается изделий из керамики (реставрация керамики и бумаги – профиль Татьяны Богданович). Пример такой работы – восстановленные по небольшим фрагментам печные и каминные изразцы – можно увидеть в обновленной экспозиции музея.

При ее подготовке через руки художников-реставраторов в числе прочего прошли артефакты, найденные во время последних археологических раскопок на Замковой горе.

– Иногда сразу получается определить, что именно удалось обнаружить, а порой из-за сильных повреждений объекта однозначный вывод сделать сложно. Например, металлоискатель показывает, что в найденной породе, состоящей из затвердевшей земли, окислов и камней, есть металл. Мы его чистим, приводим в порядок и выясняем, что там. Это может быть старинное кольцо, а можно весь день проработать и увидеть внутри окисла остаток гвоздя, – продолжает Иван Кирикович.

Двойная икона

В 2020 году на реставрацию к собеседнику попала погнутая, покрытая патиной пластина из медного сплава, которую обнаружили на территории Старого замка в культурном слое XIII века. Выяснилось, что это накладка с изображением херувима-быка, возможно, она крепилась на церковную книгу.

Был случай, когда во время реставрации иконы ХІХ века Александра Богалейша, ранее возглавлявшая отдел, под изображением нашла еще одно. Реставрационный совет музея принял решение перенести верхний слой на другую основу, чтобы сберечь оба.

К слову, отдел работает с объектами из фондов не только своего музея, но и других. В октябре специалисты завершили реставрацию картины «Наполеон со свитой под Дрезденом» для военно-исторического музея имени Багратиона (Волковыск). На обновление полотна ушло примерно 4 месяца.

– С некоторыми предметами производим только минимальные манипуляции, – замечает Иван Кирикович. – В большей степени подвержены времени ткань и кожа, в меньшей – камень, но и тут все условно. Несколько лет назад чистил скульптуры сфинксов, расположенные на въездных пилонах Нового замка. Фигуры находятся на улице, подвержены осадкам, перепадам температур – отсюда и трещины, копоть, «зелень». Кроме того, в Великую Отечественную по ним, соревнуясь в меткости, стреляли немецкие солдаты. После сфинксов реставрировали с применением разных материалов. В итоге у одного утраты восполнялись с помощью цементных составов, у другого – шамота.

«Распробовать» ковчег

Вместе с заведующим проходим по кабинетам коллег. Таксидермист Александр Плес-кайтис заканчивает реставрацию чучел хищных птиц. Этим экспонатам около 90 лет. Например, беркут пополнил музейную коллекцию в 1936 году. В те времена, по словам Александра Львовича, при изготовлении чучел использовали мышьяк. Благодаря этому их не повредила моль, что не редкость для чучел 1950–1960-х годов. Что-то нужно подклеить, что-то – подкрасить.

Алексей Наумчик поглощен восстановлением иконы «Минея на октябрь», которая поступила к мастеру в расколотом виде. Он уже соединил две части и планирует приступить к работе над самим изображением. Краски реставратор смешивает с яичным желтком, комбинирует темперу и акварель.

– Нужно восстановить темперный тон ковчега. Очень непростая задача, потому что иконописцы использовали колера, замешанные определенным образом. Сейчас я методом проб и ошибок ищу тот самый цвет. Это уже не первая попытка: когда краска высыхает, он меняется, и оказывается, что тон немного другой, – делится Алексей Наумчик.

На столе у реставратора по ткани Таисии Санько офицерский колет лейб-гвардии кирасирского полка времен Николая II. Предмет одежды изъеден молью, местами прохудился, есть и загрязнения. Она сперва устранит повреждения, а после займется чисткой. Старые ткани требуют деликатного подхода, изделие не погружают в воду полностью: на пятно наносят пену, предварительно опробовав на небольшом участке, и осторожно смывают.

Ольга Тихинская, занимающаяся реставрацией кожи и металла, сейчас работает над детским ботиночком XIV–XV веков. Это «археологическая» кожа, то есть найденная во время раскопок. В основном к специалистам попадают фрагменты. Цельных находок немного – их считают большой удачей.

– Эти ножны от ножа тоже редкая находка, – показывает следующий предмет Ольга Тихинская. – Мелкие обрывки кожи, находящиеся под прессом, – их внутренний слой. Ориентируясь на остатки отверстий орнамента, можно будет соединить фрагменты и закрепить на уже подготовленной основе.

Работа, без преувеличения, ювелирная.

Елена КАЯЧ
Фото автора