ГАЗЕТА ФЕДЭРАЦЫI ПРАФСАЮЗАУ БЕЛАРУСI
39 номер
16 сентября / Спецпроект

В Беларусь – по зову сердца

Веками культуры, традиции и верования народов, населяющих нашу страну, сохраняли свою уникальность и при этом объединялись. Они формировали народ Беларуси – не по национальному признаку, а по приверженности земле, на которой живут. В этом и смысл Дня народного единства – ключевое слово «народного». Некоторые из национальностей считаются малочисленными. Вот несколько историй новоприбывших белорусов.

Здесь мир

Ливанец Хуссам Абдул Карим Альмасри бежал от гражданской войны, а ради жизни в Беларуси отказался от переезда в Канаду.

О своем детстве Хуссам вспоминать не любит. Говорит, что было очень страшно жить в городе, где авиационные бомбежки сменяют уличные бои. От греха подальше молодой человек (на тот момент студент юрфака) решил улететь в более стабильное и мирное место. Сначала подумывал о Канаде, но бывший одноклассник порекомендовал Беларусь.

Друзья посоветовали Хуссаму поступить в Гродненский мединститут, в котором учились на старших курсах. Но ведь на родине он готовился стать юристом! Впрочем, Беларусь настолько ему понравилась, что согласился радикально поменять специальность.

С каждым годом новая страна покоряла молодого ливанца все больше. Когда в период учебы ему пришлось на время уехать в Швецию, чтобы заработать денег на дальнейшую учебу, он даже не думал там остаться.

– Беларусь для меня стала первой и последней любовью, – шутит Хуссам.

Он живет в Гродно с 1995 года и за это время обзавелся не только семьей и работой, но и белорусским паспортом. На историческую родину не торопится:

– Я уже привык к Беларуси, к белорусской кухне, белорусским людям. В Ливан хочется, но только в гости. Нехорошо, наверное, так говорить о своей стране, но скажу как есть: в Ливане я не вижу своего будущего, там нет стабильности.

Суши? Мачанка!

Японец Акира Фурусава основал в Беларуси Центр изучения восточных языков и мечтает открыть ресторан японской кухни.

Акира с детства увлекался русским языком. Хобби в итоге предопределило его жизнь. Он поступил в Токийский институт русского языка, да и в Беларусь поехал, чтобы усовершенствовать лингвистические навыки. Это был 2000 год. Родные и друзья мало знали о нашей стране, поэтому были удивлены: «Беларусь? Минск? А это в России, да?»

Акира устроился преподавателем японского языка в БГУ, работал переводчиком на официальных встречах. Благодаря сопровождению делегаций попал в детский реабилитационный центр в Аксаковщине. Увиденное сильно впечатлило: он стал приезжать к детям и заниматься с ними оригами. Его звали и в другие медцентры, а также в лагеря и школы.

Вскоре Акира женился на белорусской девушке, у них родился сын. С 2010 года начал давать частные уроки японского языка. В 2014 году на этой основе вырос Центр изучения восточных языков.

– Меня часто спрашивают, почему я не вернусь в Японию. Там ведь выше зарплаты, лучше уровень жизни. Да, это правда. Но при чем тут все это, если в Беларуси мне просто хорошо? – говорит Акира Фурусава. – Мне очень нравятся драники. А еще мачанка – ее даже умею готовить. Вообще, я когда-то хотел стать поваром. До сих пор подумываю открыть в Минске ресторан: найду инвестора и осуществлю свою мечту, тогда и минчане смогут отведать блюда аутентичной японской кухни.

Журавли над Ганой не летают

Уроженец Ганы Максвелл Антви исполнил в Беларуси свою мечту, впечатлился домами, поездами и журавлями.

Максвелл (для своих – Макс) поступал в университет на строителя, но на втором году обучения вспомнил о детской мечте – стать врачом. В это время ему удачно повстречался друг, который на время вернулся в Гану из Беларуси. Знакомый помог подготовить документы для поездки и поступления. При этом в 2013 году сам Макс не знал, куда именно едет.

Но Беларусь ему понравилась и показалась необычной. Беспокоил только русский язык: в первые годы с невероятным трудом давались даже самые простые слова. Сейчас познаний хватает, чтобы работать педиатром в филиале Витебской детской областной поликлиники.

Как признается Макс, больше всего в Минске и Витебске в 2013 году его заинтересовали дома: в Гане редко увидишь здания выше 5 этажей. Впечатлили железная дорога и Национальная библиотека. А еще – журавли. Таких птиц на его родине нет. Но главная достопримечательность Беларуси, по мнению Макса, – добрые и спокойные люди. «Не могу припомнить каких-то негативных сторон», – говорит ганец с белорусским паспортом.

Доцент Чжан из БГУ

Китаец Чжан Хуншань живет в Синеокой уже 12 лет, стал доцентом и мечтает перевести на китайский язык Янку Купалу.

Когда Чжан был маленьким, его отец всерьез увлекся всем советским: товарами, музыкой, кино. Несмотря на то что Союза уже давно нет, мужчина все еще подумывает выучить русский язык. Сын же, под влиянием отца, занялся изучением языка еще в 2007 году, когда поступил в университет. На 3-м курсе решил это продолжить за пределами Поднебесной. А Беларусь на тот момент в Китае уже хорошо знали как надежного экономического партнера, а также как страну красивых девушек и качественного образования.

За 12 лет, проведенных в Беларуси, Чжан проникся любовью к стране, в которую приехал. Он не просто решил не возвращаться на родину, но и открыть Беларусь как можно большему числу китайцев. Выучившись в Могилеве на экономиста, поступил в аспирантуру БГУ и сегодня уже доцент университета.

– В октябре собираюсь выпустить монографию на китайском языке, где подробно расскажу обо всех белорусских городах: их истории, достопримечательностях, о том, как до них добраться. Если она выйдет, я стану первым китайским ученым, который занялся этой темой на таком серьезном уровне.

Также он подумывал заняться изучением «беларускай мовы» и перевести на китайский книги белорусских писателей: Янки Купалы, Якуба Коласа, Максима Богдановича и других. Но это все потом. Сначала – заинтересовать китайцев белорусской культурой.

Никита ГРЕБЕННИКОВ
Фото из открытых интернет-источников