ГАЗЕТА ФЕДЭРАЦЫI ПРАФСАЮЗАУ БЕЛАРУСI
20 номер
08 февраля / Трудовая книжка

Жизнь тракториста

Уроженцу Гомельщины Николаю Кирдуну нынешним летом исполнится 95 лет. При этом почтенный возраст он не считает поводом для чествования, в отличие от трудового стажа. «Честь мне делают 40 лет, проведенные за штурвалом трактора, – замечает Николай Харитонович. – А в трудовой книжке могла бы быть всего одна запись, но в середине 1960-х я перешел из колхоза в лесхоз. И через год вернулся».

Баварский узник

Официально трудовая биография Кирдуна началась в апреле 1950 года, когда он устроился трактористом на машинно-тракторную станцию (МТС) Октябрьского района.

– До этого я тоже работал, только эти годы в трудовой книжке не отражены, – говорит герой нашего материала и тяжело вздыхает. – Когда началась война, мне было 14 лет. В начале 1942 года в нашей деревне Протасы расквартировали немецкий гарнизон. Местные жители помогали партизанам. Гитлеровцы, узнав об этом, сожгли 105 дворов и расстреляли 64 человека, в том числе моего отца…

Беда, как известно, не приходит одна. Николая вместе с его ровесниками угнали в Германию. В баварской деревушке Элисгайм он провел 3 года.

– Приходилось работать на немцев. Это сильно угнетало, но выхода не было: не сбежишь – охраняли нас крепко. И отлынивать от работы не давали, за провинности карали. Помню, однажды разгружал вагоны и уронил банку краски, она разлилась. Били меня за это сильно, без зубов остался, – вспоминает Николай Харитонович.

В один из майских дней 1945 года обитатели барака, в котором жил Кирдун, проснулись от шума и иностранной речи – как выяснилось позже, итальянской и английской. Оказалось, в Баварию вошли союзнические войска. Они и освободили малолетних узников. Буквально через несколько дней молодых людей перевели в лагерь, чтобы проверить, при каких обстоятельствах они попали в Германию. Во время проверки Коля работал в подсобном хозяйстве войскового подразделения Красной Армии. Затем был переезд в Брест, где ждала еще одна проверка. В итоге молодых людей так и не отпустили домой, а отправили восстанавливать разрушенное войной народное хозяйство.

Так Николай оказался в Украине, на заводе «Запорожсталь». В свой первый отпуск он ушел в 1947 году и сразу поехал домой, к матери и троим младшим братьям и сестрам (старший брат погиб на фронте).

– Маме одной было очень трудно поднимать детей. Жили впроголодь, в землянке. И мама выхлопотала, чтобы я остался в Протасах, – продолжает Николай Харитонович.

Пахарь и комбайнер

Выбор «кем быть?» перед Колей Кирдуном не стоял. Он любил технику и сразу решил, что станет пахать землю, сеять и убирать хлеб.

– Трактор освоил самостоятельно. В ФЗУ нас поучили буквально несколько недель, а дальше мы уже на практике сами разбирались в устройстве «железных коней». Техника была примитивной, старой, часто требовала ремонта, – вспоминает пенсионер.

Начинал Кирдун на тракторе ХТЗ – тяжелом, с низкой производительностью. Затем пересел на ДТ-54 – первый дизельный трактор в колхозе. Поскольку кабина была без стекол, после смены приходилось подолгу отмывать лицо от пыли. Страдали и легкие. Николай серьезно заболел. Врачи поначалу ставили диагноз «туберкулез» и несколько месяцев лечили в районной больнице, но специалисты областной лечебницы обнаружили абсцесс легких, который развился на фоне сильной простуды.

– Ничего удивительного, ведь не раз я лежал на холодной земле, ремонтируя трактор, – замечает Николай Харитонович. – Осенью и весной работы было столько, что ночевали в мастерских, спали на капотах, пока те были теплыми.

Кирдуну дали инвалидность, но через год он вернулся к работе – надо было кормить семью.

Николай Харитонович признается, что с большим удовольствием работал на «сталинце» – комбайне С-4. Условия труда были, конечно, сложными, но люди не жаловались – понимали, что строят лучшее будущее. Более совершенная техника появилась в 1980-х годах. Кирдун охотно обучал молодежь, ведь долгое время он был единственным в хозяйстве механизатором 1-го класса.

Жену Николая Марию в годы войны также угоняли в Германию. Родом она из той же деревни, что и Кирдун, работала в МТС учетчицей. Супруги воспитали троих детей, построили дом.

– В лесхоз я перешел в 1965 году, когда мы собрались строить дом, – уточняет герой материала. – Колхозникам тогда продавали лишь определенное количество леса, которого хватало лишь на одну стену в избе. А работник лесхоза мог себе позволить купить столько, сколько нужно.

В 1993 году Николай Кирдун ушел на заслуженный отдых. Сейчас он живет у дочери Валентины в Барановичах. По ее словам, в родной деревне отца называли мастером на все руки. Дом Кирдунов с резными наличниками считался самым красивым в округе.

– Папа сам делал окна, двери и даже кухонную утварь. И ткацкий станок для мамы изготовил. Когда я перевозила родителей к себе в 2007 году, он захватил деревянные грабли ручной работы, заявив, что будет сгребать ими листья, – с улыбкой добавляет Валентина.

Николай Харитонович действительно не сидит без дела. Он оборудовал мастерскую в сарайчике и частенько проводит там время: то топорище выстругает, то рукоятку для молотка.

Галина СТРОЦКАЯ
Фото автора