ГАЗЕТА ФЕДЭРАЦЫI ПРАФСАЮЗАУ БЕЛАРУСI
32 номер

От мельниц до заводов

Сморгонь известна «медвежьей академией» и знаменитыми баранками, но знаете ли вы, что когда-то здесь разводили породистых лошадей и выпускали экипажи, а также создавали качественные изделия из кожи, которые ценились во всей Российской империи?

Перерывы на войны

– На протяжении трех веков с 1503 года Сморгонь была собственностью князей Зеновичей и Радзивиллов, графов Пшез­децких. При Зеновичах она была скорее деревней, которая примыкала к княжеской резиденции. В 1590 году каштелян и воевода брестский Криштоф Зенович основал в здешних местах бумажную мельницу. Этой бумагой, к слову, пользовался известный виленский печатник Леон Мамонич, – рассказывает научный сотрудник Сморгонского историко-краеведческого музея Ольга Самаркина.

В 1622 году в Сморгони насчитывалось 109 дворов и 3 мельницы (бумажная, мукомольная и лесопильная). К сожалению, войны замедляли либо на время прекращали развитие местечка. Например, после шведского нашествия в период Северной войны число дворов уменьшилось до 81, работали только мукомольная и лесопильная мельницы.

– Известно, что к концу «эпохи Радзивиллов» в 1788 году в Сморгони насчитывалось 224 двора, 30 лавок, 22 амбара, 4 корчмы, работали 3 мельницы, 2 винокурни и кирпичный завод, – перечисляет Ольга Самаркина. – При одной из корчем появилась первая кожевня (забегая вперед, скажем, что к концу XIX века Сморгонь стала крупным центром кожевенной промышленности). Два раза в неделю в местечке проходили торги, несколько раз в год – ярмарки.


К началу ХХ столетия Сморгонь стала крупным центром кожевенной промышленности. Здесь работало 35 кожевенных заводов (по другим данным – 44). Самые крупные кожевни насчитывали 50–100 рабочих, мелкие – до 16.


После Отечественной войны 1812 года граф Пшездецкий привел местечко в порядок. Здесь стали разводить породистый крупный рогатый скот и племенных лошадей, открылось предприятие по выпуску экипажей. Граф был сторонником прогресса: из Англии в Сморгонь доставили терочные машины для картофеля, машины для очистки зерна и производства сыров, в хозяйстве использовали паровые двигатели.

Знаменитые и опасные кожевни

С 1842 года Сморгонь становится государственным владением. К началу ХХ столетия здесь насчитывалось 35 кожевенных заводов (по другим данным – 44). Кроме того, две пивоварни, две винокурни, два махорочно-табачных и 10 кожевенно-сафьяновых заводов, 13 мастерских по изготовлению обуви.

– Самые крупные кожевни насчитывали 50–100 рабочих, мелкие – до 16. Рабочий день начинался в 5–6 утра и длился 15–17 часов с двумя перерывами, – сообщает собеседница. – В архивных документах находим такое описание: «Воздух постоянно отравлен, постоянная сырость – все это превращает рабочих в калек. Туберкулез и ревматизм – болезни кожевенников. Влияние вредных условий работы так сильно, что среди рабочих нет старше 40 лет».

Во многом из-за тяжелых условий труда кожевников на рубеже XIX–XX веков в Сморгони развивалось протестное движение под руководством социал-демократов, проходили политические стачки и забастовки, сформировался местный союз рабочих-кожевников (когда из-за падения спроса стали закрываться производства, союз помогал безработным).

Ремеслом да промыслом

Еще одной характерной чертой промышленного развития Сморгони в начале XX века, по словам сотрудницы музея, было распространение мелкого производства. Значительная роль принадлежала ремеслу и промыслам, в том числе приготовлению баранок. Предполагается, что изначально они использовались в качестве «пайка» для воспитанников знаменитой «медвежьей академии» и их поводырей, когда те отправлялись по городам и селам. В XIX веке сморгонские баранки получили широкую известность в Беларуси и за ее пределами.


В 1788 году в Сморгони насчитывалось 224 двора, 30 лавок, 22 амбара, 4 корчмы, работали 3 мельницы, 2 винокурни и кирпичный завод. При одной из корчем появилась первая кожевня. Два раза в неделю в местечке проходили торги, несколько раза в год – ярмарки.


– Доля ремесленников в Сморгони составляла 17% от всего населения, – продолжает знакомить с прошлым города Ольга Самаркина. – Со становлением промышленности возрастала роль торговли, которая развивалась как за счет продажи товаров местного производства, так и за счет реализации привозных (торговцами были около 30% жителей).
Город быстро рос: если в 1909 году в нем проживало 11232 человека, то в 1914 году уже 16288. Сморгонь могла стать крупнейшим промышленным центром на западе Российской империи, но началась Первая мировая война. Тысячи семей в одночасье оказались беженцами – был отдан приказ в течение трех часов собрать вещи и отправиться в эвакуацию. После войны в Сморгонь (или, как ее называли, «мертвый город») вернулись около 150 жителей. Их дома были полностью разрушены, люди ютились в сооруженных солдатами землянках.

Центр гмины стал райцентром

С 1921 по 1939 год Сморгонь входила в состав Польши – в то время уже не город, а лишь местечко, центр гмины Ошмянского уезда. Вместо многочисленных кожевенных заводов существовали только две артели, лесопильный завод. Кроме того, в местечке работали три мельницы, частная электростанция, фабрика конфет Шульмана и фабрика по производству колбас и сыров.

В сентябре 1939-го Западная Белоруссия вошла в состав БССР. Уже в январе следующего года на этих территориях образовали 101 район, в том числе Сморгонский. Создавались колхозы и машинно-тракторные станции. Но дальнейшее развитие снова прервала война. В Великую Отечественную город уничтожили больше чем наполовину. В мирные годы в числе первых были восстановлены лесозавод, электростанция, кирпичный и кафельный заводы, швейная мастерская, завод безалкогольных напитков, пекарня. Из социальных объектов – школы, больница, библиотека.

Промышленный импульс

– Старейшее промышленное предприятие города – Сморгонский литейно-механический завод. Он начал работу в 1946 году как один из участков Сморгонского райпромкомбината. Литейное производство было организовано в начале 1950-х, когда установили плавильную печь небольшой производительности (одна тонна жидкого металла в час) и стали выпускать мелкое чугунное литье. В числе первой продукции, например, втулки и ступицы колес, детали соломорезок, – рассказывает Ольга Самаркина.

В 1972 году введен в эксплуатацию производственный корпус литейного цеха, маломощную вагранку заменили двумя печами производительностью по 5 тонн жидкого металла в час и организовали работу в двухсменном режиме. В начале 1981 года литейно-механический цех «Сморгонь» получил статус промышленного предприятия и был переименован в Сморгонский литейно-механический завод.

– В марте 1970 года было начато строительство Смор­гонского завода оптического станкостроения (тогда филиал Минского оптико-механического завода имени С.И. Вавилова). В 1970-е в нашем городе выпустили почти 5 тысяч оптических станков и более 100 вакуумных установок. Особенно успешными были 1980–1990 годы: значительно вырос технический уровень продукции, в Сморгони проходили семинары-совещания специалистов по оптике, завод стал участником ВДНХ, – отмечает Ольга Самаркина.


В 1914 году в Сморгони проживало 16288 человек. Город мог стать крупнейшим промышленным центром на западе Российской империи, но началась Первая мировая война.
Тысячи семей в одночасье оказались беженцами. После войны в Сморгонь (или, как ее называли, «мертвый город») вернулись около 150 жителей.


Завод сыграл значимую роль в развитии Сморгони: для работников и членов их семей было построено 1,8 тыс. квартир, 6 общежитий, 3 детских сада, спорткомплекс и другие объекты. После распада СССР существенно сократилось количество заказов на специальное оборудование, поэтому предприятие увеличило выпуск товаров народного потребления. Сегодня здесь производят традиционное оборудование для изготовления оптических деталей диаметром от 2 до
2000 мм, а также выполняют его ремонт и модернизацию.

Продукты на конвейере

30 декабря 1974-го введен в эксплуатацию комбикормовый завод проектной мощностью 300 тонн в сутки – эта дата считается днем рождения современного Сморгонского комбината хлебопродуктов.

Уже в конце 1980-х благодаря реконструкции комбицеха производительность увеличилась до 600 тонн в сутки. Предприятие продолжает модернизацию, осваивает новые виды продукции и не останавливается в развитии.

– В 1975 году в Сморгони построили завод сухого обезжиренного молока. В середине 1980-х маслоцех реконструи­ровали и установили новое немецкое оборудование, в 1991 году провели реконструкцию сушильной установки, а спустя год построили производственный корпус участка производства творога, – рассказывает Ольга Самаркина.

В 1996 году Сморгонский завод сухого обезжиренного молока преобразован в ОАО «Сморгонские молочные продукты», а в декабре 2011-го производство стало филиалом ОАО «Лидский молочно-консервный комбинат».

Елена КАЯЧ
Фото Степана ТЮШКЕВИЧА

Читайте также