ГАЗЕТА ФЕДЭРАЦЫI ПРАФСАЮЗАУ БЕЛАРУСI
48 номер

60 лет на медицинской передовой

Виталию Приступе было 5 лет, когда началась Великая Отечественная война. В деревню Молотковичи Пинского района, где жила его семья, немцы вошли уже через 4 часа после вторжения. Приступа выжил в военное лихолетье и по сей день продолжает спасать жизни других людей. Это старейший специалист Витебского областного центра скорой медицинской помощи.

Путь врача

Стать врачом Виталий решил после того, как в детстве перенес тяжелую болезнь и выздоровел только благодаря местному фельдшеру. В 16 лет он поступил в Пинский медицинский техникум, окончил его с отличием. К слову, здесь Приступу каждый год переизбирали профоргом группы.

– В техникуме у нас преподавал выпускник Витебского мединститута. Он очень хорошо отзывался о вузе, и я решил продолжить там обучение. К тому же в 1955 году с красным дипломом техникума можно было поступить в институт без экзаменов, – замечает Виталий Адамович.

Работать молодого врача-эпидемиолога-инфекциониста направили на родную Пинщину, в Логишенскую районную больницу. Приступа отработал там чуть больше года (должность сократили. – Прим. авт.), а затем уехал в Витебск, где его ждали жена и сын. Устроиться в инфекционную больницу, как планировал, не получилось. Зато на станцию скорой помощи приняли сразу. Трудиться приходилось, не считаясь со временем: одно дежурство нередко сменялось следующим…

– Однажды, придя на смену, узнал, что вызывает ректор мединститута. Так я получил предложение занять должность ассистента кафедры общей гигиены, – вспоминает герой материала. – В вузе меня знали как активного общественника и избрали председателем профкома. Однако спустя какое-то время я осознал: хочу быть практиком. И вернулся на «скорую».

Опыт и интуиция

Виталий Приступа спас немало человеческих жизней, выезжая на вызовы в составе кардиологической бригады. В какой-то период, по его словам, среди населения Витебска увеличилось количество заболеваний алкогольной кардиомиопатией, при которой высока вероятность инфаркта. При этом ЭКГ не регистрировала серьезных отклонений. Ставить правильный диагноз врачу помогала интуиция. Два месяца он собирал статистику, фиксируя подобные случаи. Их набралось 22.

На протяжении пяти лет Приступа занимал должность начмеда, но в 2002 году отказался от нее – тяжело переживал смерть матери. Тогда же ушел и с профсоюзной работы (его ежегодно переизбирали на должность председателя первички, дважды выбирали членом президиума Витебского обкома отраслевого профсоюза).

Сейчас он врач-методист по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям. Виталий Адамович говорит, что его обязанности теперь сравнимы с должностью начальника штаба по гражданской обороне в любом другом учреждении и в то же время они сложнее. Для службы скорой медицинской помощи мало компетенций, которыми обладают бывшие военные или сотрудники МЧС, – здесь нужно быть еще и опытным врачом с развитой интуицией. Важно и то, что Приступа повышал квалификацию в Военно-медицинской академии Минобороны России, Московском мединституте имени Сеченова, Институте усовершенствования врачей в Санкт-Петербурге. Кроме того, у него за плечами огромный практический опыт: выезжал на пожары, ДТП, в чрезвычайных ситуациях эвакуировал людей с производственных предприятий, освобождал из-под завалов…

– Как-то ночью мы ехали на вызов в Верховье, и водителю показалось, что на поле лежит машина, – рассказывает Виталий Адамович. – Посветили, так и есть: машина перевернулась, а внутри – шесть человек. По рации мы сразу сообщили о происшествии. Вызов наш отменили, на подмогу выслали дополнительные
бригады.

Другой ночью интуиция помогла доктору спасти еще одного водителя, в Городокском районе. Медиков насторожила слишком глубокая колея, ведущая в поле. Посветили фарами и заметили автомобиль, врезавшийся в единственное дерево, растущее в поле.

В день нашей с ним встречи Виталий Адамович тоже принимал важное решение – определял, кто из специалистов будет сопровождать делегацию в Минск. Вместе с главврачом Приступа также формирует и инструктирует бригады, которые в соответствии с постановлениями правительства и приказами Минздрава обслуживают мероприятия.

– Врачей в сопровождение и на дежурства рекомендую я, – поясняет он. – Давно здесь работаю и знаю, кто на что способен, а еще понимаю, какую бригаду целесообразно выбрать в конкретной ситуации.

Самые сложные задачи Виталий Адамович поручает реанимационной бригаде. Не без гордости замечает, что она оснащена оборудованием, которое имеют не все реанимационные отделения больниц. Реаниматологи, к слову, нередко перевозят на родину белорусов, работающих в России и получающих серьезные травмы. Выбор (отправить на помощь реанимационную, фельдшерскую или бригаду интенсивной терапии) во многом зависит от умения диспетчера задать правильные вопросы звонящему и максимально подробно узнать о состоянии пациента.

Виктория ДАШКЕВИЧ, фото автора