ГАЗЕТА ФЕДЭРАЦЫI ПРАФСАЮЗАУ БЕЛАРУСI
48 номер
17 ноября / Память

Трагедия Бронной Горы

Поржавевшая железнодорожная колея и заросшая лесная тропа… Кажется, от них до сих пор веет смертью. Здесь, у деревни Бронная Гора Березовского района, 80 лет назад с июля по ноябрь 1942-го шла карательная операция фашистов. За 5 месяцев они уничтожили 50 тысяч человек, в основном евреев.

Местные жители рассказывали своим детям и внукам, что на месте расстрелов весной 1943 года выросли красные лисички, – настолько почва вокруг пропиталась кровью. Смотреть на такие грибы было жутко, впрочем, не каждый и отваживался ходить туда. Говорят, после расстрелов земля шевелилась по несколько дней.

Трагедию Бронной Горы фашисты попытались тщательно скрыть. В советское время о ней тоже предпочитали молчать. Только после 1990 года архивные материалы были рассекречены.

Страшная тайна

В июле 1941 года в Березовском районе было создано гетто. В одной части содержали стариков и детей, в другой – трудоспособных. Именно их выгоняли в окрестности Бронной Горы рыть огромные рвы глубиной не менее 4 метров. Людям говорили, что по осени там будут хранить картофель. Вот только узники душой чуяли, что им лгут. Зачем так усердно охранять обычные ямы, зачем вокруг столько солдат из СС и СД?

Первый эшелон из 16 вагонов примерно по 200 человек в каждом прибыл на Бронную Гору в июне 1942 года. Местная жительница, краевед, в прошлом учитель, много сил и времени отдавшая изучению произошедшей трагедии, – Елизавета Мшар рассказывает, что творить бесчинства именно в этом месте было удобно: к Бронной Горе вела железнодорожная ветка, а дальше – лес, и никто ничего не видел.

– Немцы привозили людей эшелонами, 186 битком набитых вагонов, пассажиры порой не доезжали живыми, умирали от тесноты, недостатка воздуха, – воспроизводит события по архивным данным Елизавета Мшар. – По лесной тропе людей пригоняли ко рвам, заставляли раздеваться догола, ложиться ничком тесными рядами. Выстрелами в голову узников гетто расстреливали.

Затем живым приказывали ложиться на мертвые тела. И так до тех пор, пока огромный ров не заполнялся трупами.

В октябре 1942 года сюда привезли и узников Брестского гетто. В архиве сохранился документ учета населения Бреста военного времени. На 15 октября 1942 года в областном центре проживали 16 тыс. 934 еврея, днем позже писарь указал эту же цифру, вот только ошибочно, впоследствии она была зачеркнута, а за 17-е число в графе «евреи» уже стоит прочерк. Фашисты с дотошностью документировали происходящее. Весной 1944 года, отступая, они решили замести следы.

– Военнопленным приказали разобрать около полусотни бараков на бревна. Дерево требовалось для сожжения трупов, которые выкапывали изо рвов, – с болью повествует старший научный сотрудник Березовского историко-крае­ведческого музея Галина Кравчук. – Сельчане рассказывали, что больше месяца в окрестностях деревни было невозможно дышать – такой зловонный запах шел от костров смерти, и все вокруг покрывалось жирной копотью. Золы было столько, что до почвы не добраться. Затем место уничтожения засадили кустами.

Колокол памяти

Как ни старались фашисты уничтожить следы бесчеловечной карательной операции, 19 человекам удалось выжить. Они и рассказали, что происходило в 1942 году.

Нашлись и другие свидетели. К примеру, бывший заместитель начальника местной железнодорожной станции Роман Новис немало поведал членам Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию преступлений фашизма, которая работала после войны. Много документов нашла и изучила и Елизавета Мшар. Благодаря ей в воинской части, расположенной рядом с Бронной Горой, с 2014 года действует музей, одна из комнат которого посвящена трагедии. В Березовском историко-краеведческом музее также проделана большая работа по сбору фактов зверств гестапо в районе и увековечению памяти безвинных жертв войны. Галина Кравчук поведала, что в 1992 году в урочище возвели первый памятник – камень-валун с табличкой. Два года спустя появился еще один. Его установила семья Шлемы Вайнштейна – одного из немногих брестских евреев, которому удалось уцелеть, так как он находился на фронте. Его отца, мать, трех сестер, двух братьев, а также друзей, соседей, знакомых постигла горькая участь. В своих воспоминаниях он пишет: «…знал, убито много, но то, что убиты все, мне и в голову не приходило. Из 23 тысяч евреев, составлявших довоенную общину Бреста, не осталось никого».

Стоит на Горе и еще один памятник. Он сооружен в виде стелы из железнодорожных рельсов с колоколом посередине – колоколом памяти. На место гибели тысяч людей до сих пор приезжают их родственники. Так, в 2007 году на средства большой еврейской семьи из США установили мемориальную доску, на которой на 4 языках сообщается о количестве погибших здесь людей. Предварительно семья побывала на Бронной Горе. Главе рода было 93 года, самой младшей представительнице – 12. Пожилая женщина отметила, что специально привезла сюда всю семью, чтобы они увидели, где сложили головы их предки, и всегда помнили о них. К слову, распрощались с жизнью на Бронной Горе и 16 родственников известной российской юмористки Елены Воробей, уроженки Бреста. Артистка побывала на месте расстрела и сожжения родных и по еврейской традиции положила к памятникам камешки.

Летом этого года Бронную Гору посетил председатель Федерации профсоюзов Беларуси Михаил Орда. Вместе с представителями общественного объединения «Патриоты Беларуси» у памятника была установлена табличка с QR-кодом, с помощью которого можно узнать о трагических событиях 1942 года в Березовском районе. Тогда же Михаил Сергеевич сообщил, что ФПБ готова принять участие в обустройстве мемориала, сделав его красноречивым свидетельством страшных преступлений фашизма.

Галина СТРОЦКАЯ, фото БЕЛТА и Степана ТЮШКЕВИЧА